?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
«Красная армия Японии»
waldemar_betz

Социальное общество послевоенной Японии подверглось значительному влиянию Америки, и это не только косвенное влияние от оккупационного контингента, это еще и прямые указы и реформы под руководством самого Дугласа Макартура. Одной из таких реформ было изменение учебных программ ВУЗов страны, а именно исключение всей тематики расового превосходства, святой обязанности Японии быть империей и руководить остальными народами и т.д. Вместо этого больше внимания должно было уделяться институту демократии и как эта система славно работает в США; и бейсболу, куда без него. В университетах страны стали появляться свои советы, состоящие из студентов и преподавателей, влияющие на управление учебными заведениями. Вскоре новое поколение действительно стало активно принимать участие в жизни страны и действительно негативно относилось к имперскому управлению, императорскому дому и старым устоям японского общества. В принципе всё шло так, как и задумывалось, за исключением двух вещей:


  1. Студенты таких советов были в большинстве своём коммунистами.

2. Студенты были категорически против отсутствия у Японии полноценной армии и наличия в стране американских военных баз.
И если Макартур успешно сдерживал появление левых настроений, то после его ухода (в связи с окончанием оккупации Японии в 1952 г.) такие идеи только крепли в обществе.
А когда в 1960 году был подписан «договор безопасности» позволивший американцам законно оставить свои базы на территории страны, и по сути обязавший японцев их же и охранять [шутка в том, что договор обязывает США защищать Японию, а Японию защищать США, вот только Японии запрещено иметь армию и воевать вне ее территории, у нее есть только силы самообороны], то протест поднятый левыми политическими силами получил всенародную поддержку (ниже видео с гражданского недовольства 1960-го ). Правда такая ситуация происходила не только на территории Японии, о чем поговорим далее.

К 60-ым годам в странах Западной Европы также всё больше популярности приобретают организации левого толка, широко раскинувшиеся всё в тех же студенческих кругах. Такому росту способствовали такие вещи как:


  1. Повышение уровня безработицы.

2. Расквартирование американских войск и постройка военных баз.

3. Всё большее участие США во внутренней политике европейских стран.

4. Война во Вьетнаме; военные преступления, совершенные в которой широко освещались перед публикой.
Здесь можно выделить и отдельно нашу героиню и участницу тех событий - Фусако Сигэнобу, 1945 года рождения, из образованной семьи (отец был учителем частной школы [японские храмовые школы], да и в войну был майором в маньчжурской императорской армии], которая с детства активно принимала участие во всей доступной социальной и общественной деятельности, была участницей организации «движение за малую доброту» - помощь старым, больным, ухаживание за парками – в общем местная японская пионерия.


Ну дальше с радостью влилась в левые организации, можно было бы даже записать их как местный комсомол, если бы не тот факт, что в тот момент таких организаций было куча и их знатно лихорадило на тему выявления истинного пути развития и споров кто должен быть главенствующей из десятка таких же (это еще забавно тем, что они обязательно брали себе имя связанное с красным цветом и такими словами как фронт/блок/бригада/фракция, что приводило потом еще к разборкам на тему кто оригинальней и путаницей какую именно красную бригаду имели ввиду). И всё это на фоне того, как китайская компартия объявила СССР и японских коммунистов ревизионистами, а японские коммунисты объявили ревизионистами в ответ СССР и Китай – короче говоря, фраза про «неправильный коммунизм» вовсе не сегодня появилась, это давняя игра, кто идеи Маркса неправильно излагает или что вообще марксизм - не труъ коммунизм.

К 68-му году большая часть радикальных кружков слилась с крепнущей коммунистической партией и отказалась от каких-либо агрессивных методов, но вот оставшиеся (процентов 30%) окончательно изменили свой тон и решили, что мирным путем ничего не добиться, а страну нужно раскачивать, вплоть до гражданской войны. Первое собрание хоть насколько-то единой организации в 1969 году собрал около 11 тысяч человек, из которых и появилась японская красная армия (Japan red army – JRA), однако чем больше начинались развиваться планы атак и сбора команды для захвата штурмом премьер-министра Японии, тем меньше оставалось участников, а вот слухи быстро дошли до полиции и первую собранную боевую ячейку быстро повязали.

Но многие участники организации оставались на свободе и вовсе не собирались сдаваться: 31 марта 1970-го года девять участников «красной армии Японии» захватили, при помощи катан и самодельной бомбы, пассажирский самолет Боинг 727 со 129 людьми на борту и приказали пилотам лететь в сторону Пхеньяна, правда на что получили ответ «это внутренний японский рейс, какой, мать вашу, Пхеньян и каким образом нам к нему лететь?», но угонщики были готовы к такому повороту событий и достали запасенные школьные контурные карты мира. Осознав всю эпичность ситуации, пилоты вышли на связь с диспетчерами, которые направили самолет в сторону Сеула, в аэропорту которого попытались разыграть, дескать «это и есть Пхеньян», но когда не вышло (угонщики сразу засомневались в пункте прибытия, увидев иллюминаторы заправочную машину с эмблемой топливной корпорации и затребовали у местных «встречающих северокорейских полицейских» принести им фотографию Ким Ир Сена [ага, запросите в Израиле портрет Гитлера], на чем весь план тут же и погорел) согласились обменять пассажиров на министра транспорта Японии (японское правительство было категорически против штурма самолета, дабы не допустить жертв) – террористы же долетели до Пхеньяна, где самолет изъяли в пользу государства, а самим террористам предоставили место для постройки базы для подготовки новых участников содействия мировой революции.

Сразу же после такого японского правительство перешло к ответным действиям и начало проводить облавы на все радикальные ячейки (тогда же поймали и организатора захвата самолета, посадили на 20-ть лет, в конце 80-ых товарищ вышел на свободу, работал на многоэтажном паркинге до самой смерти в 17-м году, попутно писал книги и участвовал в районной политике), одобрительное отношение гражданского общества к радикальным комми тоже резко спало после первого в истории Японии захвата самолета, так что дело поимки сторонников пошло весьма активно. Оставшись без основных организаторов (кстати говоря, радикальная коммунистическая организация строилась по принципу иерархии, основанной на статусе ВУЗа который закончил участник: выпускники элитных университетов занимали главенствующую позицию в организации, в то время как выпускники всяких [Синергий] институтов общего толка становились лишь «шестерками»), до власти в ячейках дорвались весьма специфичные личности, которые дошли до того, что начали по сути заниматься бандитизмом, ликвидировать неугодных участников организации и устраивать внутренние чистки (маоистов резали только в путь). В феврале 1972 как раз происходит инцидент на горе Асама-Сансо, когда группа JARовцев укрылась от преследования в частном коттедже взяв заложников, и по итогу полиция Японии провела довольно таки кровавый штурм.

А наша героиня, Фусако Сигэнобу, плотно сидящая к тому моменту в тусовочке (к тому же выпускница элитного ВУЗа) поняла, что мировую революцию при помощи ограблении банков и убийства своих же сторонников не добьешься, а еще что облавы — это не круто, берет своего мужа и отправляется в Ливан, где на базе Народного Фронта Освобождения Палестины (НФОП) уже был создан тренировочный лагерь для немецкой фракции красной армии (RAF). Фусано вместе с мужем примкнули к данному лагерю, а следом из Японии к ним потянулись и другие сторонники, которым тоже не нравились внутренние чистки. Здесь же новая ячейка JRA назначили себе главных врагов мировой революции:


  1. Империалистов.

2. Сионистов.

3. Антиарабов.

4. Советских ревизионистов.

С последним пунктом весело, ибо хоть СССР и назвали неправильным, но тот же Хаддад Вадей — организатор НФОПа, спокойно сотрудничал с КГБ, приезжал в Москву, да и боеприпасы помогали достать именно советы. Ну и помер Хаддад на территории ГДР (приписали заслугу Моссаду, дескать травили его отравленными конфетами).

Вообще отношения у представителей RAF и JRA с местными сложились специфическими из-за различий в культурах, взглядах на женщин-солдат и совместное их обучение с мужьями, главенством Фусаны у японцев и т.д. но Ливан тогда всё еще не был настолько исламизирован.

Первая атака состоялась 1972 году на Израильский аэропорт ЛОД, когда группа из трех японцев прилетела прямо из Рима с оружием в багаже и открыла огонь по пассажирам в зоне прилета, погибло 26 человек, из трех нападавших двоих (в том числе мужа Сигенобы — Цуёси Окудайра) ликвидировали (точнее застрелили только Окудайру, другой нападавший подорвал себя гранатой, был ли это суицид или ошибка — неизвестно), третьего участника, Кодзо Окамото, удалось взять живым. После этого теракта статус JRA закрепился только за одной группировкой – за той, которая подчинялась Сигэнобу. Японская ячейка окончательно стухла, а ее командование было слито полиции.
Атака на аэропорт очень резко перестроило всю политику безопасности Израиля по отношению к авиаперелетам, но вот с остальным миром как-то не сложилось и почти все требования Израиля к международной организации гражданской авиации были проигнорированы (например, наличие на борту вооруженного сотрудника безопасности в штатском, установка бронированных дверей в кабину пилотов и т.д.), кроме пункта про проверку багажа, которую поддержали американцы (проверку багажа в обязанности службы безопасности аэропортов прописали, а вот кто и как будет исполнять – по усмотрению). В итоге Израиль наплевал и начал действовать на своё усмотрение, точно также поступил и СССР на своих внешних рейсах. Вообще, в мире основная волна контроля за полетами наступила только после событий 11-го сентября 2001 года, до этого всё было гораздо проще.



  • 1
А JRA перешла от атак в составе палестинцев и исполнения их планов (собственно палестинцы привлекали западных террористов не просто так, «неарабская» внешность понижала бдительность сотрудников правопорядка), на свои операции: угоняют самолет японских авиалиний в 73-м году, атакуют нефтеперерабатывающий завод, захватывают корабль снова угоняют самолет (красноармейцы называли такую тактику очень действующей за счет привлечения внимания, угон самолета приковывал внимания больше чем теракт, а если всех заложников потом и отпустить, то можно продемонстрировать свои благородные мотивы, а в случае чего жертв не жалко – обычные люди на международных рейсах не летают!), атакуют посольства, в 77-м угоняют еще один самолет японских авиалиний. В общем, атак было много, в них часто гибли гражданские, пожалуй достаточно.
Но к 80-м годам в JRA начались распри и споры из-за методов и итогов. Да, про организацию слышали многие в мире, но мировую революцию всё еще не было видно на горизонте, а обычные граждане воспринимали красных не иначе как обычных террористов. Ячейка планировала прекратить теракты и перейти к другим способам продвижения коммунистического дела, но тут вмешалась война Ливана с Сирией/ война христианских и мусульманских общин Ливана/ война с войсками Израиля вошедшими в Ливан/ да просто махач начался лютый в Ливане и всё тут.
JRA поддерживала палестинцев, устроило несколько атак на посольства США и Японии, но в начале 90-х вместе с падением СССР вся активность резко спала. А к концу 90-ых Ливан освободился от бремени боевых действий, заскучал от участвовать в левых играх и больше угорел по исламу, ну и еще захотел перестать восприниматься в мире как «спонсор мирового терроризма», поэтому быстренько попросил всех красноармейцев выметаться, обвинив тех в подделке ливанских паспортов. Выдворить планировали всех, за исключением участника бойни в ЛОДе — Окамоды, он был обменен в числе 1150 заключенных еще в 1985 году на израильских военнопленных (сделка Джибриля), а аргументом в его пользу стало то, что находясь в тюрьме он начал исповедовать ислам. В 1999-м четверых JRA’ников посадили на самолет и депортировали в Японию, где их уже ждала полиция. Фусаку Сигэнобу же оказалась хитрее и въехала в страну в 2000-м по поддельному паспорту на мужчину, но была поймана уже в городе Осаки. Приговорена к 20 годам лишения свободы, в нынешнее время находится в тюрьме, откуда написала пару книг про историю движения.
По итогу весь труд левых радикальных ячеек, направленный на разжигание мировой революции превратился в обычный терроризм, который не нашел отклика среди простого населения, ради блага которого всё по идее и затевалось.

Edited at 2019-05-11 03:17 pm (UTC)

  • 1