waldemar_betz (waldemar_betz) wrote,
waldemar_betz
waldemar_betz

Categories:

Судеты

https://www.facebook.com/photo/?fbid=484901276193877&set=a.116764789674196

Это было не переселение!
ЭTO БЫЛО (МАССОВОЕ) УБИЙСТВО!

То, что произошло в 1918 году, было грубым нарушением правa на
самоопределение.
3,5 миллионам судетских немцев не дали тогда
воссоединиться с Австрией и вынудили их жить под кнутом чехов.

В память о бесчисленных и безымянных погибших при изгнании.
Они продолжают жить в душе нашего народа.
Предисловие
Если Вы вечером, удобно устроившись в кресле, смотрите кабельное или
спутниковое телевидение и перепрыгиваете с канала на канал, пока не найдёте
развлекательную программу, или наблюдаете, как какие-нибудь знаменитости в
джунглях едят кузнечиков или какая-нибудь разнаряженная, жаждущая любви
девушка поёт в горах песни йодли – попробуйте сделать небольшой тест.
Попереключайте немецкоязычные каналы от Айзенштадта до Киля – и если вы
не сможете обнаружить и посмотреть фильм или репортаж о преступлениях
Германии во Второй мировой войне, свяжитесь со мной. Я пришлю Вам в
качестве приза пачку карлсбадских курортных вафель-оплаток.
Понятно, что вы на эти темы смотреть ничего больше не хотите и переключаете
канал. Но задумайтесь на минутку: это происходит с тех самых пор, как было
изобретено телевидение – днём и ночью, по всем программам, непрерывно.
\все здесь и далее  веделено мной -- Н.Т.\

Подобного промывания мозгов еще не было в мировой истории.
И задумайтесь: с тех пор уже и в живых-то почти никого нет! С 1945 года
родились новые поколения, выросшие на этой форме пропаганды. И все они
платят, платят и платят. Они как бы приговорены к этому навечно – по крайней
мере теоретически, потому что в какой-то момент одно из поколений скажет:
„Этому должен наступить конец“.
Но это не самая большая проблема. Гораздо хуже то, что любой, кто захочет
говорить, опираясь на факты, будет подвергнут
преследованию и заключению в тюрьму. Демократура отличается от диктатуры
только нюансами. А также формой лишения свободы.

Но, слава Богу, литературы на эту тему предостаточно. Само собой разумеется,
что её выпуск подавляют и никоим образом не финансируется, в то вермя,
когда для того , чт обы получить литературный приз, достаточно сочинить
историю о семье, преследовавшейся в Третьем рейхе.
В чём задача этой брошюры: ни в коем случае не дополнить и б ез того
обширную литературу об изгнании немцев после 1945 года. Скорее, кратко и
ясно, особенно для молодёжи, дать представление о п редыстории, основных
причинах изгнания и о совершённых преступлениях против судетских немцев.
Почему?
„Самая позорная глава в нашей истории“ – так называлась статья в
леволиберальной (венской) газете „Pressa“ от 29 января 2011 года, посвященная
65-летию начала организованного изгнания судетских немцев. В ней писалось:
„Эта тема в Праге наших дней маргинальная. И на любого, кто о ней напомнит,
немедленно начнутся нападки“.
С исторической точки зрения в этом нет ничего уникального. Упоминания о
массовых убийствах армян и греков в Турции (миллионы за несколько месяцев)
по-прежнему табуированы, и любой, кто заденет эту тему прикоснётся к этой
теме, попадает в тюрьму. И это происходит сегодня, в 2011 году.
С другой стороны немцы выражают сожаления, каются и платят уже на
протяжении 65 лет и, если исходить из желания тех, кто управляет этим миром,
выражать сожаления, каяться и платить им придётся вечно.


Итак, о чём идёт речь? – Речь идёт о правде.
Вернемся к Чехии: тележурналист Давид Вондрачек заканчивает работу над
фильмом „Скажите мне, где находятся мертвые“. Его первый фильм назывался
„Убийство по -чешски“. Он принес ему награду в Германии (кстати, вы где -
нибудь смотрели фильм? – Я его ещё не видел), но в его родной стране фильм
резко критиковали. Председатель „Ассоциации борцов за свободу“ Андела
Дворжакова обвинила его в „разложении“. Президент Вацлав Клаус, который
только недавно заявил, что „хочет придерживаться указов Бенеша“, также
выразил „озабоченность“ по поводу такого переосмысления истории.

И вот мы приходим к вопросу – а почему именно чехи?
Конечно, немцы были изгнаны и из других регионов, и многие из них были
при этом убиты. Возьмем, к примеру, Венгрию, – они были нашими братьями
по оружию во Второй мировой войне, героическими борцами с большевизмом,
и мы видим разницу между отвратительными поступками народа и
преступлениями по терявших человеческий облик орд во время войн и
потрясений.
Так, например, словаки спокойно и без комплексов относятся к своим,
карпатским немцам. В Прессбурге (Братиславе) вы можете посетить музей
карпатских немцев, и уже 20 лет назад парламент Словакии принёс им свои
извинения и выразил сожаление в связи с тем, что в результате изгнания было
утрачено культурное разнообразие страны.

Да, я знаю: и звинения могут быть и пустыми словами и жестами и особенно
скептически я отношусь к извинениям, которые выражают люди, сами вообще
ни в чём не виновные.

(Мне, к примеру, в голову здесь приходит жест Вилли
Брандта, который 7 декабря 1970 года упал на колени перед памятником
жертвам Варшавского гетто. То, что он перед этим возложил к подножию
памятника венок – это правильно и хорошо, но его падение на колени перед
памятником было ханжеским поступком, ибо это было вставание на колени
человека, который лично не имел никаког о отношения к геноциду е вреев во
время войны – он этим жестом, как канцлер Германии, символически поставил
на колени весь немецкий народ , а это уже очень нехорошо, ибо этот самый
народ ему таких полномочий не давал! Таково мое мнение об этом его
поступке, до сих пор прославляемом и возвеличиваемом в мире – и на том стою
и не могу иначе! Я, как христианин, считаю, что ни один народ нельзя ставить
на колени перед другим народом, ни один человек не должен становиться на
колени перед другим человеком – только перед Богом, который единственный,
кто может быть и будет для нас всех объективным Судьей. – прим. Генриха
Дауба).


Однако совсем иначе всё обстоит в Чехии: консервативная ежедневная газета
„Ludove noviny“ („Народные вести“) очень глубоко расследует чешские
преступления и , несмотря на это, подвергается критике. Может быть потому,
что она , как и многие другие газеты в Чехии принадлежит немецкому
издательству...
Чешский журналист Любос Палата в одной статье, которую он смог
опубликовать только в словацкой газете „Сме“(„Sme“), пишет: „Возможно, мы
всё ещё не готовы искать ответ на такой вопрос. И потому по этому поводу в
Чехии господствует такая тишина“.
Я сам не из изгнаных, но позвольте мне пожалуйста, как одному из последних
представителей поколения, которое сознательно, хотя и в детском возрасте,
пережило Вторую мировую войну , рассказать вам о пережитом и некоторых
фактах.
Последние два года войны я провёл в бывшей Южной Моравии, посланный
туда – нет, не гитлерюгендом или НСДАП, а католической общиной
Нойлерхенфельда, что в Вене-Оттакринге, вместе с ещё одним мальчиком и
двумя девочками. Мы ежедневно посещали школу в городке Лаа-ан-дер-Тайя
(никакой границы тогда ведь не было), а после школы во дворе дома пастора
мы ожидали автобус, который затем доставлял нас к нашим „приёмным
родителям“, в крестьянскую семью. В этом местечке было ещё несколько детей
из Вены, которые ездили в школу в Знайм, направленные туда тоже
католической общиной.


В остальном – и этому имеются свидетели – я безо всякого принуждения
посещал уроки пасторского попечения в приходе и , естественно, все другие
мероприятия. Никто и никогда не чинил препятствий в их проведении.
Сделаю здесь небольшое отступление: построенная в стиле барокко церковь в
Нойлерхенфельде сильно пострадала от бомб в последние дни войны, а после
была восстановлена. В послевоенное время она теряла всё больше верующих и
весь квартал, где она р асположена (рядом с Брунненмарктом – рынком у
колодца), сегодня находится в руках турок.
Вернёмся в деревню, куда меня отправили по соображениям безопасности. Мой
отец был на фронте, мачеха и родственники жили в Вене. Единственная
„иностранка“, которую я в это время видел, была жена бауэра родом из Фриули
(регион в северо-восточной Италии), её звали Пия, она появилась на
крестьянском дворе после Первой мировой войны вместе с молодым бауэром.
Ещё там был один украинский военнопленный, он работал в хозяйстве, потому
что мужчины семьи были на войне . Я могу говорить только о том, что видел
сам и не могу утверждать, что так было и в других местах, но у Михаила была
собственная комната, он питался вместе с хозяевами за одним столом и получал
ту же пищу, а вечерами я часто бывал вместе с ним в поездках: он мог свободно
передвигаться и был трудолюбив. После окончания войны он исчез и я очень
надеюсь, что он не был убит своими соотечественниками.

За всё это время я не могу припомнить ни об одном каком-нибудь обязательном
„партийном“ (то есть идеологическом – прим. переводчика) мероприятии в
школе, мог посещать церковь и не видел ни одного, совершенно ни одного,
чеха. Городок было чисто немецким и не только начиная с 1939 года. На
памятнике погибшим в Первую мировую войну, когда городок еще
принадлежал к монархии, были помещены имена павших. Таким всё осталось в
моей памяти.
\.......\
Незадолго до окончания войны меня привезли в Вену, хотя никто не знал, что
будет происходить здесь. Это я знаю потому, что мы отвезли чемодан с
небольшим количеством „ценных“ домашних вещей на крестьянский двор,
которые собирались спасти таким образом от бомбёжек. Мой отец вернулся в
августе 1945 года из плена и я не знаю, как он узнал об этом или, может быть,
он был на этом крестьянском подворье. Но в любом случае, этот чемодан исчез
вместе с людьми, двор был захвачен чехами, но самым страшным, о чём мне
рассказали (и это ужасает меня до сих пор), была смерть молодой беременной
женщины...
Потом была установлена граница, „железный занавес“ (до 1955 года городок
Лаа-ан-дер Тайя находился на советской стороне железного занавеса. – прим.
переводчика).
В Вене я познакомился со многими изгнанными, молодыми и старыми. Я
познакомился с девочкой, которая в 12-летнем возрасте пережила Брюннский
марш смерти, и со старым крестьянином, который часто ездил к г ранице,
потому что с неё он мог видеть своё подворье.
И вот с тех самых пор я не слышу и не вижу ничего другого, как сообщения и
фильмы о преступлениях немцев.

И я вижу Чехию, которая ещё в 2011 году защищает декреты Бенеша, я вижу
австрийских политиков, которые, за единственным исключением – я имею в
виду Барбару Розенкранц из Австрийской партии свободы (FPÖ), о ней я не
устану напоминать
– единогласно проголосовали за приём Чехии в  Европейский Союз.
Вот поэтом я и написал эту брошюру.
1918 год: рождение чешского государства
„Pravda Vytesi“ – „Правда побеждает“ – написано на чешском национальном
гербе.
Но на самом деле это государство родилось во лжи.
Германские племена селились в Богемии и Моравии с незапамятных времен и
задолго до чехов. Эгерланд перешёл к Богемии от Баварии только в конце
средневековья (после 1315 года). (Хебско или Эгерланд (чеш. Chebsko; нем.
Еgerland; эгерландский немецкий диалект: Eghalånd) – исторический регион на
крайнем западе Богемии на современной территории Чехии недалеко от
границы с Германией. Получил своё имя по городу Хеб, называемому немцами
Первый немецкий университет был основан в Праге в 1348 году . До 1918/19
годов Богемия и Моравия – территория, которая позже стала Чехией – на
протяжении около тысячи лет беспрерывно принадлежали Германской империи
и, с 1806 года, Австрии.

Трагедия судетских немцев началась после распада многонациональной австро-
венгерской монархии. Миллионы людей были преисполнены желанием
самоопределения, в праве на которое их убедил президент США.
Когда монархия распалась и все боролись за новые формы государственности,
немецкие окружные руководители и бургомистры городов Судетской области
были приведены к присяге Австрийской республике. Депутаты судетских
немцев уже в последние дни октября 1918 года сформировали провинции
„Судетская область“ и „Немецкая Богемия“ и открыто присоединились к
Австрии.
Несмотря на резкие протесты всего немецкого населения, чешские войска в
австрийской форме в последующие дни оккупировали беззащитные немецкие
Судеты, лишённые всякой военной мощи. Местное сопротивление, которое
возникло вопреки приказам командования фольсквера в Вене и недавно
сформированного земельного правительства немецких Судет, сумело достичь
только локальных успехов и уже не могло предотвратить дальнейшего развития
событий. Оккупация сопровождалась захватом заложников и проводилась
самыми жестокими методами насилия, местное сопротивление подавлялось
даже артиллерийским огнём, пресса подвергалась жёсткой цензуре,
муниципальные советы были распущены, а вся австрийская государственная
собственность была „экспроприирована“. Подготовка к выборам депутатов
судетских немцев в Австрийское национальное собрание также была
насильственно прекращена чешскими войсками.
4 марта 1919 года в Вене было торжественно открыто первое заседание
австрийского Национального собрания. Чешские войска насильно
воспрепятствовали участию в нём делегатов от судетских немцев.
На огромных митингах население теперь требовало свободу и демократию, а
также право на самоопределение, торжественно провозглашенное союзниками
как цель войны. Беззащитные и безоружные судетские немцы объединились,
исполненные веры в свои права. Но случилось невероятное. Чешские мужчины
в форме под командованием чешских командиров стреляли в участников
митингов, разгоняли немцев – мужчин, женщин и детей, при этом были
слышны не только выстрелы из винтовок и крики умирающих, но и взрывы
ручных гранат. На улицах остались лежать 54 убитых и сотни раненых людей.

Это произошло в Арнау, Ауссиге, Эгере, Каадене, Мизе, Карлсбаде,
Штернберге и Фройдентале. Среди 54 погибших было 20 женщин и девочек,
один восьмидесятилетний старик, один 16-летний подросток, один 13-летний
ребёнок и даже один 11-летний! Ответом на это кровавое событие, которое
должно было потрясти мир, была тишина.
Чтобы оправдать использование оружия, позже утверждалось, что чешские
полицейские внезапно потеряли самообладание. На самом деле это было не так,
они действовали в соответствии с приказом пражского МВД разогнать митинги
и демонстрации при помощи оружия. Это объясняет тот факт, что почти в это
же время во всех других городках, где происходили митинги и демонстрации, в
их участников стреляли.
Митинги, которые могли привлечь внимание мировой общественности, были
таким образом раз и навсегда задушены. Где бы ни организовывались
демонстрации за право на самоопределение, по участникам немедленно
открывали огонь . После 4 марта чехи убили еще 53 судетских немца. Более
2000 человек получили тяжелые ранения и были госпитализированы.
Призыв к соблюдению права на самоопределение был утоплен в
крови.

В последующие 19 лет немцы систематически подвергались дискриминации и
притеснениям из-за их языка и культуры. К примеру, в учреждениях и
документации использовался только чешский язык.
Немцев не принимали на работу на железной дороге, на почте или в полиции.
Чехам можно было их обворовывать и притеснять и им все это сходило с рук .
Физические нападения на немцев участились в особенности при президенте
Бенеше.
И кто после этого может удивляться, что они восприняли аншлюс, как своё
освобождение?
.....................

Когда в 1938 году территории судетских немцев были присоединены к
Германии, что произошло при участии Франции и Англии, это было только
исправлением несправедливости 1918 года. Области, которые были немецкими
почти тысячелетие, были снова включены в большое немецкое государственное
пространство.
Ни у одного чеха при этом с головы не упал ни единый волосок. Ни у
одного чеха не было отнято даже одной картофелины.

Вот почему они приветствовали Гитлера. А не
потому, что они были антидемократами и национал-социалистами и считали
Они хотели свободы и ничего больше. Они точно так же приветствовали бы
красного Эберта или Гинденбурга, если бы он освободил их от чешского гнёта
и после гибели монархии снова ввёл их в состав большого немецкого отечества.
Они желали освобождения, а не политики угнетения.
............

Не считая отдельных активистов, которые начали открыто противиться
неугодной им власти (немецкого протектората) и совершали акты саботажа,
чехи жили во время ужасной Второй мировой войны в таком заоблачном
благоденствии, мире и благополучии, как не жил никто ни в одной нейтральной
стране Европы.

Они не знали ни культурной дискриминации, ни безработицы. Они не знали ни
бомбёжек, ни воздушной тревоги, им не надо было ходить строем и участвовать
в боевых действиях. Они жили вдали от всех опасностей войны и пользовались
преимуществом мощного экономического оживления в связи с загруженностью
своей индустрии хорошо оплачиваемыми заказами для немецкой армии. С
начала и до конца войны уровень жизни чехов был выше, чем у немцев. И чехи
наслаждались им и работали усердно, и охотно для немецкой армии, хотя после
Лидице у них исподволь стала расти ненависть к немцам.
Сегодня мы знаем, что убийство Гейдриха (гауляйтера Чехии – прим.
переводчика) было запланировано, чтобы вызвать у немцев реакцию, которая
спровоцирует возрастающую ненависть чехов. И расчёт оправдался. Немцы тут
же сделали то, на что расчитывали закулисные организаторы этого
преступления. (2)
Им впоследствие было предъявлено обвинение в ликвидации 132 мужчин села
Лидице. Но фактом является то, что саму акцию проводила не команда Ваффен
СС
– расстрел был проведён подразделением жандармерии чешского
протектората. (3)

Изгнание немцев было запланировано ещё до 1918 года!
Эдуард Бенеш (4): „То, что мы собирались сделать ещё в 1918 году , мы
исполним сейчас. Уже тогда мы хотели выселить всех немцев. Однако
Германия в то время не была ещё уничтожена, а Англия связывала нам руки.

Так называемые „Декреты Бенеша“, которые он издал в период с мая 1945 г. по
май 1948 г., издевающиеся над любой европейской правовой с истемой и
нарушающие действовавшее международное право, стали официальным
основанием для изгнания. Это, в частности, относится и к печально известному
Закону №115 „о безнаказанности“ от 8 мая 1946 года, называемый чехами „Акт
об амнистии“, в котором все жестокие преступления, совершенные в стране в
связи с высылкой немцев, объявлялись законными, а люди, их совершившие,
освобождались от наказания.
.....................

Герд Цимер пишет о человеческих потерях во время из-
гнания в своем обширном и беспристрастном произведении „Исход немцев“,
(Gerhard Ziemer, „Deutscher Exodus“, Seewald-Verlag):
„Согласно очень тщательному подсчёту Федерального статистического
управления в Висбадене, гражданское население Германии потеряло в связи
с бегством, изгнанием и депортацией 2.280.000 человек. Речь при этом в
основном идёт о женщинах, детях и уже неспособных защищаться
Они были застрелены, забиты до смерти или умерли от голода и
изнеможения, или в „рабочих лагерях“ в регионах восточной депортации.“
Цимер метко заявляет: „Число жертв изгнания никогда не проникало в
общественное сознание на Востоке и Западе. В Германии оно также
известно лишь небольшой группе людей. Это не стало темой
общественных исследований и средств массовой информации, как ,
например жертвы фашизма и преследования евреев. Статистические
данные и документация об этих зверствах остались неизвестными.
Официальные власти Германии не упоминают цифры и не публикуют их,
когда речь идет о требованиях репараций от восточных или юго-
И далее: “Эта гибель гражданского населения в конце войны лежит за
пределами моральных и политических представлений белых народов.
Придётся мысленно вернуться в далёкое прошлое, к монгольскому
нашествию и ещё дальше – до античных времён, чтобы найти там
примеры таких же массовых убийств беззащитных групп людей“.

\Далее следует перечень ужасающих фактов...  Приведу абзац, посвященный Власову.\

Беснование было прервано 6 мая. По радио было объявлено о том, что
дислоцированные под Прагой власовские войска громят немцев. Известно, что
генерал Власов в 1943 году создал из советских военопленных армию для того,
чтобы воева ть против советского режима. Теперь он увидел, что попал в
безвыходную ситуацию и принял это судьбоносное решение.
Уже в марте 1945 года Власов послал своих доверенных офицеров с тайной
миссией к британцам и американцам. Их задачей было довести до сведения
союзников, что сотни тысяч русских, воевавших на немецкой стороне, не были
фашистами, не были слугами и вассалами немцев, но были восставшими против
советской тирании.
Но посланники Власова у британцев и американцев понимания не нашли. Их
даже не стали слушать. Их тут же арестовали и позже передали советским
палачам. Британцы и американцы воевали вовсе не з а права человека.
Главной их целью было уничтожение Германии. Но Власов этого не знал.
Он, как и многие миллионы людей в Германии, питал себя иллюзией, что
западные демократии, совершая крестовый поход против национал-социализма,
после победы над Германией не допустят, чтобы Сталин и возглавляемый им
большевизм распространил свою власть вплоть до центра Европы. Власов был
твёрдо у беждён в том, что конфронтация между Западом и Востоком
обязательно обострится. И в этой борьбе от хотел принять активное участие
вместе со своими дивизиями, которым на этой земле уже нечего было терять.
Он надеялся найти поддержку у западных держав, которую не нашёл у немцев,
потому что они уже были даже не в состоянии вооружить миллион русских
солдат, которых Власов хотел повести против большевиков.
Таким образом он приказал 6 мая 1945 года ввести свою 1-ю дивизию в Прагу с
целью вступить в борьбу на стороне чехов и восстановить порядок в Праге.
Власовцы вошли в Прагу в немецкой форме, в немецких стальных шлемах, с
андреевскими крестами на рукавах. И они были в городе, который на мгновение
остановил свои кровавые оргии , буквально засыпаны цветами. В то самое
время, когда повсюду на улицах лежали трупы убитых немцев. И они чехов не
разочаровали. Русские сражались против солдат СС, которые бились уже за
свою жизнь, жёстко и упорно. Но иногда они помогали немцам, где могли. Они
помогли многим из тех немцев, которых взяли в плен, бежать от чехов.

\И опять следует описание ужасающих фактов зверств. Есть и фотографии.  Полностью статья приведена в Бюллетене Ост-Вест Панорамы за апр., 1-й номер.\

Точное число замученных и убитых судетских немцев: 272.000.
272 тысячи убитых в процессе изгнания судетских немцев, плюс убитые
беженцы (в основном из Силезии), плюс убитые пленные солдаты – это всего
от 500 до 800 убитых безоружных и беззащитных немцев.
В этой брошюре мы написали прежде всего о преступлениях чехов в
отношении судетских немцев, но надо помнить, что не только в Судетской
области преследовали, изгоняли и убивали бывших подданых старой Австрии.


 Оригинал можно читать здесь:
Перевод Виталия Киллера
Редакция Генриха Дауба
"Если историческая наука избегает освещения таких неприглядных событий, то
они со временем станут устными мифами, но забыты они не будут . Поэтому
для общей пользы было бы, если бы такую информацию не скрывали, а иссле-
довали."

Густав Нельде
Tags: reich, Судеты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments