Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

9 мая - петля европейской истории

Победившие в этой войне силы мирового финансового интернационала, люди без чести и совести, давние расовые противники арийцев без тени сомнения приговаривают к уничтожению нашу цивилизацию, нашу кровь и культуру. За счёт яростной пропаганды, осуждающей национал-социализм, даже спустя 75 лет после его разгрома, душатся все попытки здоровых, консервативных сил, представляющих собой естественный иммунитет арийцев, создать полновесное движение, способное прийти к власти и изменить сложившуюся ситуацию.
Наши противники не гнушаются использовать для своих целей фанатизм поистине религиозного размаха. В западных странах действует настоящая религия Холокоста, имеющая своих инквизиторов в лице ADL и ей подобных организаций; в России общество заходится в настоящем идолопоклонстве, относящемся ко дню Победы, успевшем получить своё название в народе - победобесие.

Всё это вышло за рамки простой исторической памяти и чествования своих предков; непрерывно опыт Второй мировой ("Великой Отечественной" войны в России) используется для получения политических результатов и в первую очередь, для связывания националистического движения и осуждения самого национального образа мысли, расовой, этнической идентификации для представителей белых народов. Поражение Третьего Рейха явилось поражением последней организованной силы, способной дать мощный отпор тайным хозяевам финансового интернационала, медленно, но верно, превращающим некогда свободные народы в обезличенных потребителей или производителей, в винтики непрерывно работающего денежного механизма и, в конечном итоге, перерабатывающих их на ресурсы для построения всемирной рабовладельческой системы. Трудовые лагеря Третьего Царства, которыми так любят нас пугать, призывая к осуждению нацизма, сменились куда более жестоким и мрачным "цифровым концлагерем", сбежать из которого не представляется более возможным.

Collapse )

Генерал Смысловский General Smyslovsky) русский патриот

Хинтершелленберге, в ночь со 2 на 3 мая в Хинтершелленберге, в ночь со 2 на 3 мая1945 года в поисках убежища пересекли границу между Великогерманским рейхом и Лихтенштейном остатки 1-й Русской национальной армии германского вермахта под началом генерал-майора А. Хольмстон-Смысловского в количестве около 500 человек с полным вооружением. Первые переговоры состоялись в трактире «Wirtschaft Zum Löwen», приведшие к предоставлению убежища в Княжестве Лихтенштейн. Тем самым Лихтенштейн стал единственным государством, противостоявшим советским требованиям об экстрадиции. Спустя два с половиной года русским была предоставлена возможность выезда в страны по собственному выбору

Тито

Земля стекловатой. Почти 40 лет назад, 4 мая 1980 года в словенской Любляне после "долгой и продолжительной" болезни умер выродок и кровожадный монстр, уроженец Вены, в будущем масон очень высокого градуса Иешуа Амброз Майер, он же Фридрих Фридрихович Вальтер (согласно его личному делу в НКВД), позднее получивший известность как коммунистический диктатор, пожизненный президент коммунистической Югославии и пожизненный генеральный секретарь ЦК Союза коммунистов Югославии "маршал Тито"

Тито (Майер) был продолжателем дела Ленина-Сталина и кровавым серийным убийцей на совести которого сотни тысяч человеческих жизней. Во главе Компартии Югославии Майер очутился после сталинских чисток 1930-х годов, в которых он и сам принял активное участие. Тогда по приказу Сталина было ликвидировано всё руководство Коммунистической партии Югославии и сотни её видных членов. После победы антифашистов во Второй мировой войне Иешуа Амброз Майер, получивший известность под кличкой "Тито" лично отдал приказ на ликвидацию сотен тысяч военнопленных и гражданских лиц, которые попали в руки коммунистов. По различным оценкам от 200.000 до 600.000 хорватов были убиты к ходе резни начавшейся на Блайбургском поле в Австрии в мае 1945 года и продолжившейся на многочисленных Маршах Смерти (Крестном пути хорватского народа). Сотни безымянных массовых захоронений с находящимися в них до сих пор неопознанными жертвами коммунизма разбросаны по территории Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины. Нарицательными стали названия таким мест, как Худа-яма и Кочевский Рог в Словении, яма Язовка и Мацельский лес в Хорватии и им подобных.

Коммунисты не были бы коммунистами, если бы после захвата власти не начали гонения на религию. Точно в соответствии с заветами своих учителей - Ленина и Сталина - Тито-Майер обрушил репрессии на священнослужителей и верующих. 29 июня 1945 года на постановочном "судебном процессе" коммунистическая власть приговорила к смерти патриарха Хорватской православной церкви 86-летнего загребского митрополита Гермогена, приговор в отношении которого был приведён в тот же день без возможности обжалования. Вместе с Гермогеном после Второй мировой войны было убито 70 священников Хорватской православной церкви.
После своего прихода к власти Тито-Майер начал террор против любых институтов или лиц, представляющих потенциальную опасность для новой власти. Особенно жестоко он преследовал Католическую церковь, в ходе этих послевоенных гонений погибли сотни монахов, монахинь и священников. Пиком гонений на Католическую церковь в коммунистической Югославии стал процесс над архиепископом Загреба, Блаженным Алоизием Степинацем. Архиепископ Степинац предстал перед коммунистическим "судом" в ходе процесса,на котором его обвинили в сотрудничестве с оккупационными властями, после того как он отклонил предложение Тито создать т.н. «народную церковь», отделённую от Ватикана. Своим судьям, которые вынесли ему приговор 11 октября 1946 года, Степинац бросил: «Знайте, что Иисус Христос есть Бог! Я готов умереть за Него в любой момент». После пяти лет, проведённых в тюрьме в Лепоглаве, Степинац до конца своей жизни находился под домашним арестом в своём родном городке Крашич. Согласно некоторым источникам архиепископ (кардинал) Степинац был отравлен по приказу Тито-Майера.

Collapse )

Александр Фитц: ОТКРОВЕННОСТЬ ДНЯ

У КАЖДОГО СВОЯ ПАМЯТЬ И БОЛЬ ТОЖЕ СВОЯ

Российские официальные источники сообщают: в конце Второй мировой войны, перейдя границу СССР на европейском направлении, сражалось почти 7 млн советских воинов. Примерно 1 млн из них погиб. Но и дезертиров по-прежнему было немало – более полумиллиона. Согласно данным архива Минобороны РФ, за все годы Великой Отечественной 1 млн 700 тысяч солдат и офицеров РККА сбежали из воинских частей, не желая воевать. Не были взяты в плен, а именно сбежали. Причем более полумиллиона из них дезертировали в конце войны, хотя ее итог фактически был тогда предрешен.
Последний перебежчик из Красной армии, официально зарегистрированный командованием вермахта (позже ему стало не до канцелярских формальностей), был советский военный летчик, который во время битвы за Берлин перемахнул на своем самолете на территорию, контролируемую немцами.

Причины для бегства у каждого советского человека были свои: кто-то не мог простить власти репрессированных родственников; кто-то ненавидел коммунистов еще со времен коллективизации; кого-то в СССР ожидало заключение за совершенные на войне преступления; кто-то, увидев, как живут люди в Европе, захотел жить также - свободно и в достатке. И это при том, что побег из советской воинской части был делом смертельно опасным – за всеми бойцами РККА, их настроением, поведением бдительно следили сотрудники НКВД, политработники, а также «товарищи по оружию».

Еще более, о чем нет ни художественных фильмов ни книг, возросло дезертирство после Победы, когда с 9 мая по 10 июня 1945 года возникла уникальная ситуация - люди, пользуясь праздничной неразберихой, могли сбежать и затеряться – новой немецкой администрации еще не было, союзников по антигитлеровской коалиции дезертиры не интересовали, а в советских войсках в обстановке всеобщего ликования проводилась крупномасштабная реорганизация.

И вот итог: по состоянию на 1 июля 1945 года в отчетах сотрудников НКВД числилось 212 тысяч 400 военнослужащих, проходивших под определением «не разыскано отставших от эшелонов, дезертиров». Но избежать «радости возвращения на родину» удалось немногим. Большинство дезертиров оказались в фильтрационных лагерях НКВД, т.к союзники, по антигитлеровской коалиции, руководствуясь решениями Ялтинской конференции 1945 года, отловили и передали СССР едва не всех, а заодно отловили остарбайтеров, большинство российских немцев, пусть и с германским гражданством. И все же порядка 700 тысяч советских граждан, находившихся в Европе после войны, смогли остаться. И позже попытки сбежать на запад их земляки продолжили.

Не зарастает беженцев тропа и сегодня. Более того, в какие-то моменты она более становится похожей на московскую Тверскую в час пик. Причины, по которым россияне и граждане других постсоветских республик уезжая-бегут на Запад, если не навсегда, то хотя бы надолго, понятны – «хотят жить как люди». Но для эмиграционных органов Германии требуется более веская причина. И она у них есть, и ни одна, пусть и придуманная: притесняют по политическим мотивам, религиозным, национальным, гомофобским, грозят смертью, хотят посадить в тюрьму и т. д.

… Было время, когда оставляли всех, потом – некоторых, ну а теперь – редких. Теперь главные на приеме арабы и темнокожие. Но речь не о них, а о тех «наших», которые, прорвавшись на «землю обетованную», где от голода не умирают, жильем все обеспечены, медициной обслуживаются и на высоком уровне, вдруг забывают, что это не Россия, не Белоруссия, а Германия. И что крепить здесь на автомобили и балконы российские флаги не принято, украшать себя, детей, а то и собак георгиевскими лентами - странновато. Ну а строится в потешные колоны, с портретами на палках, и требовать окружающих восхищаться их, типа, маршировкой, гимнастерками, обтягивающими округлившиеся на германских харчах животы, песнопениями …

Да, была война. Да, СССР в составе коалиций победил. Гитлеровская Германия повержена. Нюрнбергский процесс состоялся. Ну а спустя 46 лет, проиграв мир, исчез… СССР. Россия, объявила себя его правопреемницей, а заодно едва не единственным и главным победителем во Второй мировой, выдавив куда-то на обочину и Великобританию, и США, и еще 51 страну Антигитлеровской коалиции. Что ж, подобное в истории случается. Египтяне, например, очень гордятся пирамидами, искренне полагая, что возведены они исключительно их предками. Но мы же говорим не об этом, мы об эмигрантах и их «бессмертных полках». А почему в таком случае не проводить в Германии марши «бессмертных бараков», в которых в лохмотьях, с выбитыми зубами и следами пыток будут шагать потомки узников и жертв сталинских концлагерей и депортаций? А их немало. В том числе все российские немцы. Представили зрелище?
Но если по мне, то никаких маршей с картонными фотками не нужно. Лучше собраться и помянуть убиенных, замученных, пропавших без вести, всех тех, кто мотал срок за сталинской колючкой, валил лес, долбил кайлом мёрзлую землю, плавил металл, катал уголь в вагонетках, хрячил на «стройках коммунизма», дышал урановой пылью… Пусть 8-9 мая будет для нас Днем памяти и скорби, что созвучно нашей истории.

… Да, местные немцы, морщась продолжают терпеть все эти «бессмертные полки» и безудержное воспевание, сгинувшего по причине несостоятельности СССР. Они вообще терпеливый народ. Но лично я от этого всего не в восторге, да и ряженых мне жаль. Зачем они, так любящие Россию, покинули ее? И не только ее, а еще президента Путина со его «Русским миром»? Зачем в чужой монастырь, да со своим уставом, который пытаются всюду приспособить? За что страдают на чужбине? Может лучше на поезд и «Назад. Домой. К родному очагу»? Хотя есть и другой вариант: интегрироваться, как сотни тысяч их соотечественников интегрировались когда-то и теперь, и жить в Германии по германским правилам, традициям, обычаям, тем более что в своих прошениях о приеме на ПМЖ в ФРГ вы ведь сами писали, что именно к этому стремились.

Александр Фитц

На изображении может находиться: на улице

Джордж Вирек в Советском Союзе


Дж. С. Вирек. Пленники утопии. Советская Россия глазами американца / пер. М. А. Ковалева и В. Э. Молодякова; сост., пред. и прим. В. Э. Молодякова. – СПб.: Нестор-История, 2020

Перед глазами Джонатана вздымались высокие башни с золотыми куполами. На громадной площади перед золотой цитаделью юноши и девушки проходили мимо сильного, высокого человека с усами, лежавшими на его лице черной гусеницей. Салютуя мужчине сжатым кулаком, они входили в гробницу, чтобы воздать почести раскрашенной мумии в стеклянном гробу… У красной кирпичной стены рядами выстраивали людей с весёлым, мрачным или безразличным выражением на лицах. Один за другим эти люди опрокидывались навзничь, и кровь вытекала из их вен, собиралась в ручейки; они становились реками, которые сливались в поток, настолько могучий, что берега не могли сдержать его, и кровь затапливала землю.

Collapse )

Олег Пленков: Спартанцы Гитлера. Судебная система

(Много лет назад перечитал все 5 томов Пленкова "Третий рейх", сегодня нарвался в сети. Интересно для русскоязычного читателя. Хотя рассуждая объективно сам Пленков в эту тему ничего не внёс, перевёл часть иностранных авторов, особенно немецких, но к источникам зачастую подошёл безразборно, Тем не менее его вкалад интересн именно для русскоязычной публики, с подобной исторической литературой там практически не сталкиваются. прим. моё)

Нацистское правосудие и общество в годы войны
Большую роль во время войны сыграли «особые суды» (Sondergerichte), которые были созданы в Германии еще в 1933 г. и состояли из трех профессиональных судей. Эти «тройки» выносили судебные приговоры после упрощенного следствия. Приговор «тройки» обжалованию не подлежал и приводился в исполнение немедленно. Председатель «народного суда» Роланд Фрайслер именовал судебные «тройки» не иначе как «судами внутреннего фронта»: их задачей было преодоление «внутренней контрреволюции».
По важным делам в дополнение к «особым судам» использовался созданный в 1934 г. «народный суд» (Volksgerichtshofj, исполнявший схожие с судебными «тройками» функции. Этот суд сразу стал судом первой инстанции по делам о государственной измене — до этого подобные компетенции имел только имперский суд в Лейпциге. «Народный суд» был политическим судом; он состоял из 5 судей (из них только два были юристами), которых назначал Гитлер. Фрайслер не сразу возглавил «народный суд», но после его назначения и без того высокая степень политизации этого суда стала еще выше.
В преддверии войны этих судебных мер нацистам было недостаточно, и с 1938 г. Гиммлер получил от Гитлера полномочия по осуществлению иных (помимо судебной власти) «мероприятий». Когда началась война, Гитлер обновил его полномочия. 3 сентября 1939 г. руководитель РСХА Гейдрих выпустил циркуляр «Об основах внутренней безопасности во время войны», в котором говорилось о возможности прибегать к прямым действиям исполнительной власти помимо судебных инстанций «для обеспечения решительности и воли немецкого народа к борьбе во имя победы» .
В соответствии с этими решениями с началом войны судебная практика ужесточилась, приговоры стали приводить в исполнение быстрее, но настоящая радикализация юстиции, на которой настаивали Гитлер, Тирак, Геббельс и Гейдрих, началась в 1941 г., после смерти несколько тормозившего произвол министра юстиции Гюртнера. В августе 1942 г. министром юстиции был назначен сторонник крайних мер Тирак, а Фрайслер занял его место председателя народного суда. С этого момента число смертных приговоров, выносимых «народным судом», резко возросло: только до конца 1944 г. зарегистрировало 16 500 смертных приговоров . Гитлеровская судебная система была тесно слита и зависима от исполнительной власти, поэтому она в той же степени ответственная за преступления перед человечностью. В «особых судах» подсудимые и надеяться не смели на честное ведение процессов. Сенаты «народного суда» являлись первой и последней инстанцией рассмотрения дел о государственных преступлениях, поэтому они комплектовались юристами, доказавшими свою безусловную преданность режиму и являвшимися членами партии. Как подготовку к государственному преступлению «народный суд» рассматривал прослушивание радио Москвы, хранение и распространение антинацистской литературы, оказание помощи государственным преступникам.
Как уже говорилось, с началом войны правовые нормы, особенно система наказаний, значительно ужесточились. К тому же с расширением полномочий и компетенций СС право все более выхолащивалось. В согласии с манихейским мировосприятием как враг рассматривался каждый, кто хоть как-то выделялся (или казалось, что выделялся) из народной общности. При этом страх перед повторением общественной ситуации Ноябрьской революции сочетался со страхом, навеянным нацистской пропагандой — страхом биологически-расовой дегенерации. «Особенностью задач правосудия в войну, — писал один из нацистских юристов, — является необходимость отделения преступных элементов, которые в критический момент могут нанести удар ножом в спину сражающемуся фронту (как это однажды сделали подобные элементы в Ноябрьскую революцию в 1918 г.). Это тем более важно, что в войну действует отрицательный отбор и лучшие погибают на фронте, а в тылу процветают неполноценные элементы» . Поэтому наиболее опасными считались: правонарушения, имевшие следствием снижение обороноспособности страны (Wehrkraftzersetzung), саботаж (Wirtschaftssabotage), мародерство (Volksschaden), которое совершали в условиях суматохи воздушных тревог и бомбежек, что считалось особенно отягчающим обстоятельством. После отбытия наказания ни немец, ни инородец не обязательно освобождались — об близящемся освобождении суд за несколько недель уведомлял гестапо, а оно решало, не следует ли взять отбывшего наказание под превентивный арест. Для инородца концлагерь был гарантирован всегда, для немца — почти всегда .
Во время войны число статей УК, требовавших смертной казни, увеличилось в несколько раз. Введение драконовских мер было усугублено и требованием властей «упростить» судопроизводство. Было введено в практику внесение отзыва судебного приговора (außerordentliche Einspruch): если вышестоящей судебной инстанции приговор казался недостаточно жестким, то она могла его изменить по своей воле и ходатайствовать в имперском суде о передаче дела в специальную штрафную инстанцию (Strafsenat) . Для разрушения правовой немецкой традиции нацисты не брезговали и мобилизацией эмоций граждан, возмущенных действиями бандитов. Так, когда 13 октября 1939 г. судьи особого суда Берлина приговорили грабителей банка Лятакца и Якобса к 10 годам лишения свободы, то — по сведениям СД — многие немцы возмущались столь мягким наказанием; и через два дня Гитлер приказал расстрелять обоих преступников. Впрочем, закон от 5 сентября 1939 г. гласил, что опасные преступления, совершенные в условиях военного времени, караются смертной казнью. Несмотря на жесткость наказаний, в войну преступность быстро росла. Введение в судебную практику экстраординарных мер нацистские юристы оправдывали необходимостью усиленной борьбы против преступности, как этого требовал Гитлер и практиковал Гиммлер. На самом деле эта жесткость выходила далеко за рамки разумного и достаточного. Количество смертных приговоров, вынесенных гражданскими судами, непрерывно росло, о чем свидетельствуют следующие данные :
Год … Кол-во смертных приговоров
1938 … 23
1939 … 220
1940 … 926
1941 … 1109
1942 … 3002
1943 … 4438
1944 (янв. — авг.) … 4438
Всего: 11 733
ТCollapse )ние.

Йозеф Геббельс

"Не станем даже упоминать так называемые социальные достижения Советской власти, которые по сравнению с нашими могут вызвать только смех или шок. Это едва ли дело вкуса, однако можно удивиться тем фактом, что большевистская пропаганда значительно преуспела в изолировании большинства русских рабочих и крестьян от внешнего мира, глупо и методично убеждая их, что они живут в раю земном. Независимое суждение требует возможности сравнения. Для них это было исключено. Рабочие и крестьяне Советского Союза подобны человеку, заточённому на четверть века в тёмное подземелье, которого не стоит труда убедить, что керосиновая лампа на самом деле является Солнцем."

Юлиус Эвола. Восстание против современного мира.

Касты, кроме определения социальных групп, определяли функции и типичный образ жизни и действия. Соответствие фундаментальных естественных возможностей отдельного индивида какой-либо из этих функций определяло его принадлежность к соответствующей касте. Таким образом, в обязанностях по отношению к своей касте (от каждой касты традиционно требовалось исполнять определенные обязанности) индивид был способен опознать нормальное выражение – так же, как и развитие и освящение – своей собственной природы в общем порядке, установленном «сверху». Именно поэтому кастовая система развилась и применялась в традиционном мире как естественный, приемлемый институт, основанный на том, что все считали очевидным, а не на насилии, подавлении или, говоря по-современному, «социальной несправедливости». Признавая собственную природу, традиционный человек знал свое место, функцию и правильное отношение к нижестоящим и вышестоящим.