Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

«После 3-x лет уже слишком поздно» — советы по воспитанию от японского педагога Масару Ибуки

Советы из одной из самых важных книг, когда-либо написанных. И я думаю, что ее должны прочитать все, живущие на Земле родители!

«С древних времен считается, что выдающийся талант — это прежде всего наследственность, каприз природы. Когда нам говорят, что Моцарт дал свой первый концерт в возрасте трех лет или что Джон Стюарт Милл читал классическую литературу по-латыни в этом же возрасте, большинство реагирует просто: «Конечно, они же гении».

Однако подробный анализ ранних лет жизни и Моцарта и Милла говорит о том, что их строго воспитывали отцы, которые хотели сделать своих детей выдающимися. Я предполагаю, что ни Моцарт, ни Милл не были рождены гениями, их талант развился максимально благодаря тому, что им с самого раннего детства создали благоприятные условия и дали прекрасное образование».

Так начинается всемирно известный труд по детской психологии выдающегося японского педагога Масару Ибуки «После трех уже поздно». В своем предисловии к этой книге директор Института развити потенциальных возможностей человека, американец Глен Доуман написал: «Я думаю, что предлагаемая книга — одна из самых важных книг, когда-либо написанных. И я думаю, что ее должны прочитать все, живущие на Земле родители». И это истинная правда, после прочтения этой работы скорее всего вы начнете гораздо лучше понимать своего малыша, даже если он еще не умеет говорить и сумеете избежать многих ошибок.

Мы решили познакомить вас с некоторыми цитатами, которые, как нам кажется, раскрывают суть идей Масару Ибуки.

«Образование и окружающая среда, в которую попадает младенец сразу после рождения, определяет, кем он станет – человеком или волком!»

«Ключ к развитию умственных способностей ребенка — это его личный опыт познания в первые три года жизни, т.е. в период развития мозговых клеток. Ни один ребенок не рождается гением, и ни один – дураком. Все зависит от стимуляции и степени развития головного мозга в решающие годы жизни ребенка. Это годы с рождения до трехлетнего возраста. В детском саду воспитывать уже поздно».

«Все люди, если они не имеют физических недостатков, рождаются приблизительно одинаковыми. Ответственность за разделение детей на умных и глупых, забитых и агрессивных ложится на воспитание».

«Основная цель раннего развития – это предотвратить появление несчастных детей».

Collapse )

Грета Тумберг или крестовый поход детей

Вся эта безумная истерия с Гретой Тумберг имеет свои исторические параллели, в 1212 году в немецком городе Кёльне появился некий мальчик Никлас а во французском Клуа Штефан. Оба были мальчиками-пастухами. Стефан
рассказывал, что ему явился сам Иисус, повелевший передать некое письмо королю Франции Филиппу II, чтобы тот помог детям в организации похода.В мае того же года некий Николас организовал свой поход из Кельна. Их путь лежал через труднопроходимые Альпы. Около тридцати тысяч подростков двинулось в сторону гор, однако лишь семь смогло выбраться оттуда живыми. Даже для армии из взрослых людей проделать путь через эти горы было непросто. К тому же дело усугублялось сложными перевалами и переходами. Дети оделись слишком легко, не подготовили достаточных запасов провизии, и потому многие замерзли и умерли от голода в этой местности, остальных продали в рабство коварные мошенники. На том крестовый поход и закончился.

Грета, несчастная больная девочка, манипулируемая коварными взрослыми негодяями уверена в своей правоте, уверена что делает благое дело. На самом деле эти дяди с помощью её уготовили нам иоже самое рабство, ведь за Никласом и Штефаном ринулись не только дети, но и многие взрослые люди из простонародья, которых всё равно ни кому не было жалко.

В Грете Тунберг не то страшно, что она больна. Или что несет чушь. И даже что ее дергают за ниточки беспринципные кукловоды. Тоже мне новость! Такое происходит в нашем мире на каждом шагу. Если кто-то становится героем, значит это кому-нибудь нужно. Страшно вот что. Это широко тиражируемая модель поведения молодого, подрастающего поколения. Еще толком не выросшего, не зарабатывающего себе на хлеб насущный, не разобравшегося ни в чем, даже в своих мелких школьных делишках, но уже получившего с легкой руки либеральных глобалистских медиа право обвинять поколение старшее во всех смертных грехах. Равно как и во всех мелких неуспехах малышни. «Как вы смеете?!» - кричит Грета. Вы отравили Землю, все вокруг рушится и умирает! Вы отняли у меня все! И даже не стараетесь ничего исправить! Так теперь не только можно, но и должно. Лобных долей толком пока нет, а правота уже на ее стороне. Обвинения в адрес старшего поколения не требуют никаких доказательств, кроме искаженной истерической гримасой мордочки ребенка. На это обвинение нельзя ответить. Надо каяться. Это в старом мире эдакое раскричавшееся дитя тут же поставили бы в угол на горох подумать о своем поведении… Кстати, Грета вряд ли больна психически. Так ведет себя любой ребенок, которому разрешили крыть родителей последними словами. Нездоровой выглядит? Что ж, отсутствие разумной родительской строгости и выглядит вот так. Гретапокалипсис не в том, что «детей используют для пропаганды», а в том, что детей теперь невозможно воспитывать, учить уму-разуму, передавать им свой опыт, наставлять на путь истинный. Потому что путь истинный объявлен злом. Ведь что говорит злая девочка? Что все, построенное предыдущими поколениями, является неправильным, опасным и преступным. Такое отношение младших к старшим, конечно, не оставляет никаких шансов на воспитание. Более того, оно не оставляет никаких шансов цивилизации. Если бы глобальное начальство хоть немного заботилось бы о цивилизации и людях, оно бы при первых визгах взбалмошного ребенка прикрыло бы лавочку. А если кто-то в среднем менеджменте заигрался в девочку-которая-кричит, то и их на место поставило. Но нет! Все верно, пусть гневно указывает перстом со страниц журналов истерический ребенок. Так нужно. Это самый настоящий экстремизм, направленный в самое сердце семьи и детства. Не о климате речь. Сыновей и дочерей учат линчевать родителей за построенный ими мир. Павлик Морозов отдыхает.

"Немецкие девочки"

Премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг попросила прощения у норвежек, которые в годы Второй мировой войны вступили в отношения с солдатами и офицерами вермахта, оккупировавшими страну. После войны многие из них попали в фильтрационные лагеря, а после этого были высланы из страны.

«С молодыми норвежскими девушками и женщинами, у которых была связь с немецкими солдатами или которые подозревались в этом, обошлись недостойно, — цитирует Би-би-си главу правительства. — Мы пришли к выводу, что норвежские власти грубо нарушили фундаментальный правовой принцип, согласно которому никто не может быть наказан или заключен в тюрьму в отсутствие соответствующей нормы закона».

В связь с немецкими солдатами во время войны вступили от 50 до 100 тысяч норвежек. У них родилось 8 тысяч детей, среди которых солистка ABBA.

Норвегия была захвачена немецкими войсками в апреле 1940 года, оккупация закончилась только 8 мая 1945 года. За это время, по разным оценкам, от 50 до 100 тысяч норвежек вступили в связь с бойцами вермахта. «Немецкие девочки» (tyskerjente) или, грубее, «девки» (tyskertøs) — презрительное прозвище, которое дали им уже во времена оккупации. Около половины из «девочек», оказавшихся после войны в одном из фильтрационных лагерей, были в возрасте от 15 до 24 лет, еще 23% не достигли 30 лет.

«Для многих это была просто подростковая любовь, — сказала Сульберг. — Для кого-то любовь всей жизни с вражеским солдатом, ну а для кого-то просто невинный флирт, который заклеймил их на всю жизнь». Еще одной возможной мотивацией было желание добиться престижа и более высокого статуса в новом обществе, оказавшемся под властью оккупантов.


Collapse )

Дети - трофеи

Оригинал взят у gallago_75 в Дети - трофеи

Предлагаем вниманию читателей статью о судьбах "перемещенных детей" калиниградского журналиста, который сам вырос в послевоенном детдме.

(Перемещенные лица - термин из западных зон оккупуции для обозначения гражданских лиц, оказашихся в ходе Второй мировой войны за пределами своих стран.)

Анатолий Першиков

Может, там моя Родина?

(С некоторыми сокращениями.)

С 1945 года, когда часть Восточной Пруссии и ее главный город Кенигсберг стали советскими, начался новый отсчёт времени для окраинных земель Германии. Никто ещё не знал, каким оно предстанет пред очами нового поколения, формации так называемых переселенцев. Опыт же переселения целых народов на энное расстояние в социалистической России уже имелся. Послевоенная жизнь для миллионов начиналась под жёсткий аккомпонемент стука железнодорожных колёс.

На территории области тогда находилось чуть более 100 тысяч немецкого гражданского населения.

Секретарь Калининградского обкома ВКПб П.А. Иванов в мае 1947 гда направил Сталину письмо-отчет о ситуации в области.

После этого письма Иванов ждал если не ответа, то приглашения от первого лица государства. Но вместо этого его постигает странная, если не сказать фаталистическая участь. Он заканчивает жизнь самоубийством!!
...

С 23 октября 1947 года началась тотальная депортация немцев эшелонами по 50 вагонов в каждом.

А в это время в послевоенной Германии, в далёком от нас г. Бранденбурге под Берлином собирали под единой крышей в лагере 226 детей, волею судьбы оказавшихся в Германии. Их везли от бауэров, из лагерей и даже забирали из немецких семей тех детей, которых те удочеряли и усыновляли. По негласному указанию Сталина подбирали также бродячих, бездомных, находящихся большей частью в развалинах: „Дети, найденные на территории Германии без соответствующих документов, должны принадлежать стране-победительнице." Вот и стали собирать детей любых национальностей по всей Германии и концентрировать в лагере 226 "для пополнения подорванного войной генофонда СССР".

Худенький мальчик Морозов Володя в свои 11 лет выглядел едва ли не 8-летним парнишкой. За время пребывания в лагере он уже хорошо узнал мальчиков и девочек, успел подружиться с 13-летним Гришановичем Володей. И сейчас через много лет он помнит, как ехал в спецэшелоне из Германии. Четверо суток полз из Берлина до Калининграда поезд с детьми. Монотонный стук колёс, частые остановки, недостаток свежего воздуха - всё это выводило постепенно из равновесия большей частью больных детей.

На очередной долгой остановке, когда всем наскучило сидеть без дела и глядеть на уже не двигавшиеся ландшафты с полуразрушенными зданиями, Морозов удивил сопровождавшего их майора: «Довольно! Пойду, прогуляюсь». И... выскочил на платформу. За ним - пятилетний мальчуган, которого звали Эрик. Холодный октябрьский ветер резко пахнул в бледные лица мальчишек. От такого контраста закружилась голова. В поезде быо строжайше запрещено открывать окна. Везли по особому приказу и совсем маленьких четырёхлетних детей для пополнения детских домов Калининградской области. Проживание в Германии наложило свой отпечаток на характеры этих маленьких заложников войны, тем более, что почти все они сносно лопотали на немецком языке.

На станцию "Кенигсберг" 13 октября 1947г. прибывает первый из шести эшелонов, подготовил и отправил который начальник лагеря 226, полковник Трунин. Сохранились даже сопроводительные документы на эшелонирование детей-сирот, собранных в Германии для транспортировки их в распоряжение облоно г. Калининграда. На каждого ребёнка был заготовлен сопроводительный пакет с метрическими данными, информацией о том, где подобран ребёнок, сколько лет, кого помнит из родных, рост, вес, другие данные. По прибытии в Калининград эти важные пакеты "теряются" либо в фильтрационном детском доме Л 5 , либо их изымает НКВД.

„Три десятка детишек смирно стояли на перроне станции "Кенигсберг" со множеством немецких названий.

Взявшись за руки попарно они ждали команды. В руках у всех были коробки, перевязанные голубыми ленточками. Для девочек - златокудрые большие куклы из Берлина, для мальчиков - настольные игры и перочинные ножички - так распорядился начальник лагеря. Последовала команда майора, и колонна начала чётко маршировать по Кнайфгассе (Лен. проспект) по сохранившимся разводным мостам через р. Преголю.

Далее

Дети - трофеи


http://schutz-brett.org/3xx/ru/istoriya/23-russische-beitraege/istoriya/350-deti-trofei.html

Немцы Поволжья. Реквием по Республике. часть 10.

Оригинал взят у beam_truth в Немцы Поволжья. Реквием по Республике. часть 10.


Спасибо, Родина, за детство трудармейское.

Интересно, кому это в голову пришло установить нижний порог набора в трудармейские лагеря – 15 лет?

Неужто ему, мудрейшему из мудрейших, которому, соревнуясь в косноязычной пафосности, средства массовой информации тех лет, помимо прочих других необычайных душевных качеств, всенепременно приписывали необычайную любовь к подрастающему поколению? Неужто он не знал, что условия трудармий непосильны даже для взрослых и здоровых мужиков?
Collapse )

Британская оккупация Германии

Оригинал взят у reich_erwacht в Британская оккупация Германии
1. Тринадцатилетний мальчик был казнён после находки у него портрета Адольфа Гитлера.

2. На завоёванный народ была наложена истощающая диета для снижения его численности. Рацион немцев был сокращён до 1 500 калорий в день. Едва достаточно для выживания.

3. Кража считалась преступлением, наказуемым смертью.

4. Владение любым огнестрельным оружием наказывалось смертью.

5. Расстрельные отряды были сочтены слишком дорогими, повешение - слишком долгим; Британский Исполнительный Филиал запросил разрешение на использование гильотины, обеспечивающей 6 казней за 14 минут.

6. Почти 40 000 немцев в возрасте от 16 до 70 лет были арестованы и помещены в концентрационные лагеря. Они содержались без соответствующих приказов и без надежды на суды.


Collapse )

Источник: Странный вражеский народ: Немцы под британцами 1945 - 1950. Патриция Михан. Публикация Питера Оуэнса, сентябрь 2001. Автор является историком и бывшим продюсером ВВС TV, работавшем в Германии с 1945-го.

http://www.biblebelievers.org.au/roundone.htm

1

Это я - Педичка

Эдуард Лимонов.

Это я – Эдичка


http://bookz.ru/authors/limonov-eduard/eto-a--_760/page-8-eto-a--_760.html


 – Фак офф! – сказал он, что значит отъебись.
   Я подумал – интересно, почему он тут сидит, на пьяного или наркомана он не похож, нет этой осовелости, спать если собрался здесь, так вроде на бродягу не похож. Может, скрывается от полиции? Я не из тех, кто кого-то выдает. Я бы ему еще и помог спрятаться. Злой только он очень. Я посмотрел на него, и сделал несколько шагов по направлению к нему и присел рядом с ним. Он холодно наблюдал и не двигался. Я, сидя на корточках, заглянул ему в лицо.
   Широкий хищный нос, глубоко уходящие ноздри, губы необычайные для черного – строгие и не пухлые, крепкая грудь. Здоровый парень, наверное, если встанет, будет на голову выше меня. Молодой, лет 25—30, не больше. Широкие штанины черных брюк лежат на песке.
   – Слушай, как тебя зовут? – сказал я.
   Тут уж он не выдержал, видно, я ему крепко надоел со своим разглядыванием и расспросами. Он молча и быстро бросился на меня. Прямо из своей сидячей позиции он метнулся и моментально скрутил меня, через мгновение я уже лежал под ним, и судя по всему он собирался меня придушить, и совсем, не слегка.
   Я сразу отказался от борьбы с ним, у меня была слишком невыгодная позиция. Единственное, что я успел сделать когда он метнулся на меня, это подвернул правую руку под правое бедро и одновременно подогнул под себя правую ногу. Таким образом, подмятый им, я лежал на правом боку. Это была хорошая хитрость, потому что моя спрятанная кисть свободно проникала в сапог и схватилась за рукоять ножа. Если он имеет намерение придушить меня совсем – я зарежу его, – подумал я холодно. Он придавил меня всего, но правая рука могла свободно двигаться. Этого он не учел.
   Мне не было страшно. Честное слово, совершенно не страшно. Я же говорю, что имел тогда какой-то подсознательный инстинкт, тягу к смерти. Пуст сделался мир без любви, это только короткая формулировка, но за ней – слезы, униженное честолюбие, убогий отель, неудовлетворенный до головокружения секс, обида на Елену и весь мир, который только сейчас, честно и глумливо похохатывая, показал мне, до какой степени я ему не нужен, и был не нужен всегда, не пустые, но наполненные отчаянием и ужасом часы, страшные сны и страшные рассветы.
   Этот парень душил меня, это было справедливо, потому что два месяца назад я душил Елену, ведь ничто не должно оставаться безнаказанным, он душил меня, а я не торопился со своим ножом. Может быть, я его и не вынул бы вовсе, или вынул, не знаю, но он внезапно ослабил руки, может, гнев его прошел. Мы лежали, задыхаясь, он тоже задыхался от усилий, душить нелегко, я это знаю по себе, не так просто, как кажется.
   Пахло сырым песком, шаркали подошвы за оградой, это по улице проходили одинокие ночные прохожие. Внезапно я высвободил свои руки и обхватил ими его спину. – Я хочу тебя, – сказал я ему, – давай делать любовь?
   Я не навязывался ему, неправда, все произошло само собой.Я был невиновен, у меня встал хуй от этой возни и от тяжести его тела. Это не была тяжесть Раймоновой туши, природа тяжести этого парня была другая. Я сказал ему – «Давай делать любовь», но он и сам, наверное, понял, что я его хочу – мой хуй наверняка воткнулся в его живот, он не мог его не почувствовать. Он улыбнулся.
   – Бэби, – сказал он.
   – Дарлинг, – сказал я.
   Я перевернулся, приподнялся и сел. Мы стали целоваться. Я думаю, мы были с ним одного возраста, или он был даже младше, но то что он был значительно крупнее и мужественнее меня как-то само собой распределило наши роли. Его поцелуи не были старческим слюнопусканием Раймона, теперь я понимал разницу. Крепкие поцелуи сильного парня, вероятно, преступника. Верхнюю губу его пересекал шрам. Я осторожно погладил его шрам пальцами. Он поймал губами и поцеловал мою руку, палец за пальцем, как я делал когда-то Елене. Я расстегнул ему рубашку и стал целовать его в грудь и в шею. Особенно я люблю обниматься как дети, закидывая руки далеко за шею, обнимая шею, а не плечи. Я обнимал его, от него пахло крепким одеколоном и каким-то острым алкоголем, а может быть, это был запах его молодого тела. Он доставлял мне удовольствие. Я ведь любил красивое и здоровое в этом мире. Он был красив, высок, силен и строен, и наверняка преступник. Это мне дополнительно нравилось. Непрерывно целуя его в грудь я спустился до того места, где расстегнутая рубашка уходила в брюки, скрывалась под брючным поясом. Мои губы уперлись в пряжку. Подбородок ощутил его напряженный член под тонкой брючной материей. Я расстегнул ему зиппер, отвернул край трусиков и вынул член.
   В России часто говорили о сексуальных преимуществах черных перед белыми. Легенды рассказывали о размерах их членов. И вот это легендарное орудие передо мной. Несмотря на самое искреннее желание любви с ним, любопытство мое тоже выскочило откуда-то из меня и глазело. «Ишь ты, черный совсем, или с оттенком», – впрочем, не очень хорошо было видно, хотя я и привык к темноте. Член у него был большой. Но едва ли намного больше моего. Может, толще. Впрочем, это на глаз. Любопытство спряталось в меня. Вышло желание.
   Психологически я был очень доволен тем, что со мной происходило. Впервые за несколько месяцев я был в ситуации, которая мне целиком и полностью нравилась. Я хотел его хуй в свой рот. Я чувствовал, что это доставит мне наслаждение, меня тянуло взять его хуй к себе в рот, и больше всего мне хотелось ощутить вкус его спермы, увидеть, как он дергается, ощутить это, обнимая его тело. И я взял его хуй и первый раз обвел языком напряженную его головку. Крис вздрогнул.
  Collapse )

Санкции, магазин

Оригинал взят у eu_shestakov в post


- Продавец! Где у вас импортное масло? Новозеландское где?
- Не туда смотрите.
- А куда?
- Вон туда. На юг. Пятнадцать тыщ километров. Во-он там, за Австралией. Возьмите наше, оно лучше.
- Чем?!
- Тем, что оно есть. Да, обертка некрасивая. Но внутри - натуральный говяжий маргарин.
- Я хочу нормальное масло.
- Посмотрите на себя. Зачем вам масло? Вам липосакцию надо делать. По приговору суда.
- Где хорошее финское масло? "Валио" где?
- Вам в рифму ответить?
- Где шпроты? Были же нормальные шпроты! Я ел, кот ел, жена ел!
- Вы гей?
- Ела!
- Вон оно чо. Охрана, у нас гей в консервном отделе!
- Я не гей!
- Что, русское масло не подходит? Ощущения не те?
- Это оскорбление!
- А ты что, гордиться сюда пришел? Ты кто, Тим Гей Кук?
- Не ты, а вы!
- Беременный, что-ли?
- Дайте жалобную книгу!!!
- Какую? "Му-му" или "Слепой музыкант"?
- Позовите директора! Где директор?
- У нас не директор.
- А кто?!
- Вы еврей?
- Нет!
- Жаль. У нас кассенфюрер, яйкенфюрер и крупенфюрер. Вам кого?
- Где нормальный сыр?! Где хороший литовский сыр?!
- Скоро будет.
- Когда?!
- Когда танкисты отдохнут. Поедем и возьмем сразу весь.
- Ну вас черту. Пойду я.
- Без покупки? Нехорошо. Вот, возьмите.
- Что это?
- Подарок. От магазина. Дома развернете. Сюрприз.
- Спасибо.
- Пожалуйста.
- До свидания.
- Прощайте. Охрана! Гей детское питание украл! Извращенец! Ментам звоните!