?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: животные

Михаэль Виттманн
waldemar_betz
Originally posted by kamerad_791 at Михаэль Виттманн

Michael Wittmann

«Он был бойцом до кончиков ногтей. Он жил и умер в бою…»
Обергруппенфюрер СС Йозеф «Зепп» Дитрих (Josef «Sepp» Dietrich) после смерти Витмана.

Гауптштурмфюрер СС Михаэль Виттман стал наиболее результативным и знаменитым танковым командиром 2-й Мировой Войны. Виттман родился 22 апреля 1914 г. в городке Фогельталь, недалеко от Байльнгрис (Верхний Пфальц, Бавария). Он был сыном местного фермера — Иоганна Виттмана. 1 февраля 1934 г. Виттман вступил в Германское Рабочее Объединение, и служил там в течение шести месяцев, до июля 1934 г. 30 октября 1934 г. его призвали на срочную службу (на 2 года) в германскую армию, в 19-й пехотный полк. Срочную службу Виттман закончил 30 сентября 1936 г. в звании унтер-офицера. Через короткое время, 5 апреля 1937 г., Виттман вступил в 1-ю штурмовую группу 92-го штандарта, элитных подразделений «СС» (Leibstandarte SS Adolf Hitler), и получил номер СС 311623. В конце 1937 г. Виттман прошёл водительскую тренировку на Sd. Kfz. 222 (легкобронированная четырёхколёсная бронемашина), а затем на Sd. Kfz. 232 (тяжёлая шестиколёсная бронемашина). Он показал прекрасные результаты. После этого Виттман поступил в 17-ю роту, которая являлась разведывательной танковой ротой в составе LSSAH. Летом 1938 г. его подразделение было переформировано в разведывательный танковый взвод. В сентябре 1939 г. унтершарфюрер SS Михаэль Виттман принял участие в Польской кампании как командир бронемашины Sd. Kfz. 232, входившей в состав разведывательного подразделения LSSAH.

В октябре 1939 г. Виттмана перевели в 5-ю Panzerspаhkompanie (разведывательная (дозорная) бронерота Лейбштандарта), дислоцированную в Берлине (Лихтерфельде), которая считалась «академией» штурмовых орудий. В феврале 1940 г. Виттман был направлен во вновь сформированную батарею штурмовых орудий в составе LSSAH. На вооружении новой батареи самоходных орудий состояли StuG. III Ausf. A . Причинами перевода в новую часть послужили трёхлетняя служба в звании ниже офицерского и опыт в командовании бронемашинами. В то же время Виттман стал дружить с Ханнесом Филипсеном, Гельмутом Вендорфом, Альфредом Гюнтером и другими сослуживцами по новому месту службы. В конце 1940 г., на Балканах (Греция и Югославия) началась настоящая танковая карьера Виттмана. В Греции Виттман командовал взводом StuG. III Ausf. A (в составе батареи штурмовых орудий LSSAH), где прослужил до середины 1941 г. 11 июня 1941 г. Виттман, вместе с дивизией LSSAH, был направлен на восток, где полным ходом шла подготовка к нападению на СССР (план «Барбаросса»), которое началось 22 июня.

Дивизии LSSAH было приказано продвигаться в южные области СССР. В первом же бою штурмовое орудие Виттмана оказалось атакованным восемнадцатью советскими танками. Уже тогда в нём проявились задатки гениального танкиста. Несмотря на значительный советский перевес, Виттман смог подбить шесть танков и обратить в бегство остальные. Это был его первый феноменальный успех. 12 июля 1941 г. за этот бой Виттман был награждён Железным крестом второго класса.

В ходе боёв в Херсоне штурмовые орудия, находившиеся под командованием Виттмана, совершают нечто необычное — они топят советскую субмарину и канонерскую лодку. К этому моменту Виттман уже подбил десять советских танков. В ходе этих боёв Виттман был ранен осколками снаряда в лицо. В итоге его награждают не только знаком «За ранение», но и представляют к Железному кресту первого класса, который он получил 8 сентября 1941 г., а за ним последовал, после боёв под Ростовом, Танковый Штурмовой Знак (за уничтожение 6 советских танков в одном бою). Также Виттман был представлен к званию обершарфюрера СС. Со своим подразделением Виттман воевал в СССР до июня 1942 г. 5 июня 1942 г., в связи со своими выдающимися заслугами, Виттман был принят кадетом на офицерские курсы в юнкерскую школу СС в Бад-Тёльце (Бавария). 5 сентября 1942 г. Виттман покинул юнкерскую школу СС как танковый инструктор.

Осенью 1942 года 1-я моторизованная дивизия Waffen SS «Leibstandarte SS Adolf Hitler», была переименована в танковую гренадерскую дивизию. А дополнительная 13-я рота была вооружена PzKpfw VI Tiger. Тренировочные занятия начались в Падерборне (Германия), а затем продолжались в Плоермеле (Франция). В конце января 1943 г. «Leibstandarte SS Adolf Hitler» была отправлена на Восточный фронт. Командование 13-й ротой было поручено гауптштурмфюреру СС Гейнцу Клингу.


21 декабря 1942 г. Виттман был представлен к званию унтерштурмфюрера СС, а 24 декабря он был направлен в 13-ю роту танковой гренадерской дивизии Waffen SS «Leibstandarte SS Adolf Hitler». Михаэлю Виттману дали под командование взвод Panzer III Ausf L/M в составе роты Тигров. Взвод имел задачу обеспечивать тыл Тигров и защищать их от истребительных пехотных подразделений и других неприятностей. Ранней весной 1943 г. Виттман был переведён на Тигр и оставил свой Pz. III из взвода поддержки. 5 июля 1943 года Виттман начал свою боевую карьеру на Тигре в ходе операции «Цитадель» (Курская Дуга). LSSAH располагалась на южной части выступа фронта. В первый день сражения Виттман уничтожил 2 противотанковых орудия и 13 танков Т-34, когда выручал взвод Гельмута Вендорфа, который попал в неприятности. 7 и 8 июля Виттман уничтожил 2 Т-34, 2 СУ-122 и 3 Т-60 и Т-70. 12 июля Виттман уничтожил 8 советских танков, три противотанковых орудия и одну орудийную батарею. Эта операция, включая бои за Харьков и Курск, завершилась 17 июля 1943 г. За это время Тигр Виттмана уничтожил 30 советских танков и 28 орудий. 29 июля 1943 г. 13-я рота была использована при формировании 101-го тяжёлого танкового полка СС, который был включён в состав LSSAH. В августе 1943 г. LSSAH была переправлена в Италию для перевооружения и пополнения, а также для использования на оккупированной территории.

В октябре 1943 г. 1-я танковая гренадерская дивизия SS «Leibstandarte SS Adolf Hitler» была реорганизована в 1-ю танковую дивизию SS «Leibstandarte SS Adolf Hitler» («LSSAH»).

Во вновь сформированном sSSPzAbt 101 (101-й тяжёлый танковый батальон SS) Виттман (Tiger № 1331) служил с другими танковыми асами, такими как Франц Штаудегер (Franz Staudegger, Tiger № 1325), Гельмут Вендорф (Helmut Wendorff, Tiger №1321) и Юргеном Брандтом (Jurgen Brandt, Tiger № 1334). Командование подразделением было поручено гауптштурмфюреру СС Heinz’у Kling’у ( Tiger № 1301). В октябре 1943 г., после начала советского осеннего наступления, LSSAH была переправлена снова на Восточный фронт (под Киев). Также осенью Виттман поменял свой Тигр под номером 1331 на другой, с номером S21, и получил под своё командование также Тигр Юргена Брандта (№S24). 13 октября 1943 года Тигр Виттмана уничтожил 20 танков Т-34, наряду с 23 пехотными и противотанковыми орудиями. В декабре Виттман принял участие в нескольких боевых столкновениях и уничтожил много советских танков и орудий. 13 января 1944 г. Виттман получил Рыцарский Крест за свои выдающиеся заслуги перед Отечеством.

С июля 1943 по начало января 1944 г. он уничтожил 56 бронеединиц противника, включая танки Т-34 и тяжёлые самоходные установки. 8 и 9 января 1944 г. взвод Виттмана остановил и пресёк попытку прорыва советской танковой бригады, уничтожив в этом бою более десяти бронеединиц противника. 13 января Виттманом было уничтожено 19 танков Т-34 и три тяжёлых самоходных установки. К этому моменту его личный счёт уничтоженной техники составляет 88 танков и САУ — передавало германское радио 13 января 1944 г. 15-16 января 1944 г. получил свой Рыцарский Крест наводчик Виттмана — роттенфюрер СС Бальтазар Воль (Balthasar (Bobby) Woll). Это был выдающийся наводчик, способный метко стрелять даже на ходу. 20 января 1944 г. Виттмана представили к званию оберштурмфюрера СС. Двумя неделями позже, 30 января 1944 г., Виттман получил телеграмму лично от Адольфа Гитлера следующего содержания: «В признание Ваших героических действий в боях за будущее нашего народа, я награждаю Вас как 380-го солдата Германского Вермахта, «Дубовыми Листьями» к Рыцарскому Кресту Железного Креста. Адольф Гитлер». 2 февраля 1944 г. Виттман получил «Дубовые Листья» к Рыцарскому Кресту из рук Гитлера в его бункере «Fuhrerhauptquartier Wolfsschanze» (Восточная Пруссия).

Тигр № S21 Виттмана и его экипаж. Слева направо: унтерштурмфюрер СС Михаэль Виттман; роттенфюрер СС Бальтазар Воль; панцершутце СС Вернер Иррганг (Werner Irrgang); панцершутце СС Зепп Рёсснер (Sepp Rоssner); штурмманн СС Ойген Шмидт (Eugen Schmidt).

К моменту, когда была сделана фотография экипажа Виттмана, на орудийном стволе его Тигра было 88 белых колец (побед). Фото было сделано пропагандистской ротой (Propaganda Kompanie — PK) SS-Buschel. 28 февраля 1944 г. подразделение Виттмана, которым командовал гауптштурмфюрер СС Гейнц Клинг, насчитывало пять кавалеров Рыцарского Креста. Ими были унтерштурмфюрер СС Штаудегер, унтерштурмфюрер СС Вендорф, роттенфюрер СС Волль, оберштурмфюрер СС Виттман и гауптштурмфюрер СС Клинг. Виттман был единственным обладателем «Дубовых Листьев» к Рыцарскому Кресту. В период между 29 февраля и 2 марта 1944 года большая часть подразделения Виттмана была переправлена в город Монс, в Бельгии. В ходе передислокации Виттман получил под своё командование 2-ю роту sSSPzAbt 101 из состава LSSAH. После того, как Виттман покинул Восточный фронт, он сказал, что советские противотанковые орудия были более трудными и более желанными целями, чем советские танки. 1 марта 1944 г. Виттман женился на Hildegard Burmester, а свидетелем на свадьбе был его наводчик Бальтазар Воль. В то же время Михаэль Виттман стал национальным героем, и его портреты можно было видеть в Германии повсеместно. Пропагандистская машина сделала его героем всей нации. В апреле 1944 г. Виттман посетил завод компании Henschel und Sohn в Касселе и говорил с рабочими, благодаря их за неустанную работу по производству танков Tiger I. В ходе своего визита, он увидел сборочную линию поздней версии Tiger I Ausf E. В мае 1944 г. Витман вернулся в свою часть — sSSPzAbt 101 в составе LSSAH, которая к тому времени дислоцировалась в районе города Лижье (Lisieux), в Нормандии (Франция). В это же время его наводчик, Bobby Woll (кавалер Железного Креста 1-й и 2-й степеней и кавалер Рыцарского Креста), получил под своё командование собственный Тигр. Он принял участие в боях в Нормандии, где был ранен (в результате воздушного налёта) и оставался в госпитале до марта 1945 года. После этого он вернулся в часть и принял участие в последних боях на Западном фронте. Воль пережил войну и в мирное время стал электриком. Умер он совсем недавно — в 1996 году.

LSSAH являлась частью танкового резерва, который включал в себя также 12-ю танковую дивизию SS Hitlerjugend и Panzer Lehr Division. Примерно в это время командование подразделением sSSPzAbt 101 было поручено Heinz’у von Westernhagen’у (Тигр № 007), а первая рота поступила под командование гауптштурмфюрера Мобиуса (Mobius). 6 июня 1944 г. (D-Day, высадка союзников в Нормандии) Виттман получил новый Тигр поздней версии за номером 205. С 6 по 12 июня 1944 года sSSPzAbt 101 был передислоцирован в Нормандию для отражения наступления высадившихся союзников. В ходе передислокации, из-за воздушных налётов союзной авиации, 2-я рота Виттмана сократилась до шести Тигров. 2-я рота Виттмана, вместе с Panzer Lehr Division и 12-й танковой дивизией СС Hitlerjugend вошла в состав Heeresgruppe под командованием Эрвина Роммеля. 13 июня началась битва у города Bayeux. В это время 2-я рота Виттмана находилась у Виллер-Бокаж, к югу от Tilly-sur-Seulles (недалеко от Канa). 13 июня рота Виттмана полностью уничтожила 4-й танковый полк County of London Yeomanry, следовавший по дороге № 175 в Виллер-Бокаж, на холме № 213.


Виттман в Villers-Bocage 13 июня 1944 г., рано утром, обойдя отдельные изолированные танки противника, головные полки 7-й английской бронетанковой дивизии (знаменитые «Пустынные Крысы» («Desert Rats»)) двинулись по извилистому шоссе, обсаженному высокими каштанами, и вступили в Виллер-Бокаж, где их с радостью встретили местные жители. Около 9.00 некоторые экипажи выбрались из своих машин, а командир 4-го батальона 22-й бронетанковой бригады подполковник лорд Крэнли, прибывшей с танковой ротой Cromwell’ей, разведывательными машинами и ротой мотопехоты из пехотной бригады, решил обследовать путь на Кан — дорогу, идущую по опушке леса, и назначенный им конечный объект — высоту № 213. В тот день Монтгомери передал своему начальнику штаба де Гиганду на свой основной командный пункт в Англии следующую телеграмму:

«Таким образом, клещи, с помощью которых я надеюсь захватить Кан, принимают нужную форму, в связи с чем появилась явная возможность того, что дивизиям противника, будет не так уж просто вывернуться из этих клещей…» (очень самонадеянное заявление, особенно, в свете последовавших за этим событий). Однако Немезида уже занесла свою руку над надеждами англичан, связанными с овладением Виллер-Бокажем. Эта рука Немезиды в виде одиночного немецкого Тигра, под командованием гауптштурмфюрера СС Михаэля Виттмана, командира 2-й роты 501-го тяжёлого танкового батальона СС, состоящей из 5-ти танков. 7-го июня его рота вышла из Бовэ (Beauvais) и, сильно пострадав от воздушных налётов 8-го июня возле Версаля, стала передвигаться только с наступлением темноты, чтобы к 12 июня добраться до назначенного им места дислокации. Они собирались день 13 июня посвятить ремонту и профилактическому техническому обслуживанию своих танков и оружия. 13 июня 1944 г., спустя неделю после высадки союзников в Нормандии, рота под командованием Виттмана находилась на высоте № 213 (недалеко от Villers-Bocage). После марша из Бовэ (Beauvais) под непрекращающимися налётами союзной авиации, 2-я рота Виттмана включала в себя всего 4 Тигра и 1 — Panzer IV. Рота готовилась к бою: Виттман имел приказ остановить продвижение гвардейцев, не пропустить их в город и не дать обойти с фланга германские позиции. А также удержать дорогу на Кан (Caen). Рота Виттмана на тот момент состояла из его командирского Тигра № 205, Тигра № 234 унтершарфюрера СС Stief’а, Тигра № 222 Sowa, Тигра № 223 обершарфюрера СС Brandt’а и Тигра № 233 Lotzsch’а. Последний имел повреждение трака. Витман стоял в башне своего танка и внимательно наблюдал за тем, как английская колонна танков в Виллер-Бокаж спокойно занималась своими делами.


«Они ведут себя так, словно уже выиграли войну», — проворчал наводчик Волль. «Сейчас мы им покажем, что они ошибаются», — ответил Виттман. В это время (примерно в 8.00 утра) он заметил колонну английской бронетехники, передвигавшуюся по дороге около Виллер-Бокаж на расстоянии 150 — 200 м от своей позиции. Виттман не знал боевой ситуации на это утро, он лишь смутно представлял общую положение дел на данном участке фронта. Заворожённый, он смотрел на колоссальную колонну Кромвелей и Шерманов, беспрепятственно передвигавшихся в компании с самоходными орудиями Брен по национальной дороге в сторону Кана. Это был полный бронетанковый полк англичан — знаменитые «Пустынные Крысы». Позиция Виттмана была замаскирована, он связался со штабом по радио, доложил обстановку и запросил подкрепление. Но Виттман не был бы Виттманом, если бы остался пассивно наблюдать за развитием ситуации. Он решил атаковать: в одиночку, один танк против целой английской бронебригады. Он знал, что в обычных условиях у него не было ни одного шанса против такой армады стали. По всем законам военной науки и при простом сравнении сил, атака Виттмана представляется чистым самоубийством. Виттман рассматривал английскую колонну со своей выгодной позиции, примерно в 150-ти метрах от высоты № 213.

Михаэль Виттман после боя сказал:

«Да, я должен сказать, что принятие решения об атаке было очень и очень трудным. Никогда ещё я не был столь впечатлён силой противника, как тогда, когда смотрел на движущиеся танки по дороге на Кан. И всё же я решил атаковать».

Виттман завёл свой Тигр № 205, который был замаскирован в изгибе дороги, но обнаружил неполадки в двигателе. Он быстро пересел в Тигр № 222 Курта Зова, отдал приказ остальным удерживать позиции, а сам завёл двигатель и повёл Тигр на встречу с английской колонной, чтобы начать один из самых результативных поединков, которые ему довелось провести за всю войну. Подождав, пока дистанция между его Тигром и колонной не сократится до 100 метров, Виттман уничтожил два первых танка и один в хвосте колонны, тем самым, заблокировав и исключив отход остальных. Затем он передвинулся несколько левее и перенёс огонь на бронебатальон сопровождения, находившийся в центре колонны. Затем Виттман переместил свой Тигр ближе к задней половине английской колонны и, под прикрытием невысоких деревьев, уничтожал каждую машину англичан, появлявшуюся в зоне его видимости. Англичане запаниковали. Атакуя неподвижно стоявшие цели, он посылал снаряд за снарядом по танкам и бронемашинам почти в упор, с самых близких дистанций, а под конец таранил ещё один Кромвель, повалив его на бок, поскольку он преграждал ему въезд на главную улицу Виллер-Бокаж.


За эти 20 минут Виттман уничтожил 21 танк Кромвель, Шерман и Файерфлай, а также 28 единиц другой бронетехники (14 полугусеничных транспортёров и 14 самоходных установок Брен) 4-го полка County of London Yeomanry («Sharpshooters») из состава 22-й бронебригады 7-й бронетанковой дивизии англичан. После чего Виттман отступил без каких-либо повреждений.

Тем временем оставшиеся 3 Тигра и Pz IV вели прикрывающий огонь с высоты № 213, а ещё восемь германских танков (из 1-й роты) зашли в Виллер-Бокаж, чтобы выбить из него другие английские танковые подразделения. Виттман также направил свой Тигр к центру города. Там он уничтожил ещё три танка штабной группы 4-го полка 22-ой бронетанковой бригады; четвёртый танк остался невредим, так как механик-водитель отвёл его задним ходом в сад, не имея возможности открыть огонь по Тигру из-за того, что наводчик остался вне машины. Командир Шермана из роты «B», 30-летний лондонец сержант Стэн Локвуд, услышав начавшуюся поблизости стрельбу, направил танк в обход здания. Впереди, примерно в 200 метрах, Тигр Виттмана, обращённый к нему бортом, вёл огонь вдоль улицы. Наводчик танка Локвуда выпустил четыре 17-фунтовых снаряда по Тигру. Одним из них была разорвана одна из «гусениц» танка: Тигр Виттмана был обездвижен. Ещё два Тигра были подбиты английской пехотой, с помощью реактивных снарядов PIAT. Ответный огонь Тигра Виттмана не заставил себя долго ждать: он обрушил на Sherman’а половину здания и полностью его завалил. Виттман продолжал вести огонь, уничтожая всё находящееся на дистанции поражения, хотя связь с ротой была уже потеряна. Ему удалось уничтожить и последний Кромвель штабной группы 4-го полка. Командир этого танка капитан Пэт Дайс выбрался из танка с помощью местной французской девушки, которая помогла ему добраться до другого танка роты «B», из которого он доложил по радио своему командиру, подполковнику Крэнли, о катастрофических событиях, случившихся в Виллер-Бокаж. В ответ подполковник сказал, что ему уже известно об этой критической обстановке и что в этот момент он сам вместе с танками роты «А» отбивает атаку других Тигров. Это был последний радиоразговор с Дайэсом. Вскоре он был взят в плен в числе других английских солдат и офицеров из колонны, разгромленной восточнее городка. В конце концов, экипажу Виттмана пришлось бросить машину, так и не подбитую (за исключением повреждения трака). Виттман верил, что ещё вернётся в город за своим Тигром. Вернувшись на свою позицию, Виттман сел в Тигр (№ 205), пополнил боезапас, дозаправился и своевременно присоединился к другой четвёрке Тигров и немецкой пехоте. Они обрушились на уцелевшие английские войска в районе высоты № 213. Днём Виттман, как и рассчитывал, вернулся в Виллер-Бокаж вместе с передовыми подразделениями 2-ой танковой дивизии, подходившей к району боевых действий. Однако на сей раз англичане были уже подготовлены к встрече с ними. И всё же, к вечеру Виллер-Бокаж был в руках немцев. Англичане потеряли 25 танков, 14 полугусеничных транспортёров, 14 самоходных установок Брен и сотни солдат. Германскому 501-му танковому батальону взятие деревни стоило потери 6-ти драгоценных Тигров, но зато англичане ещё многие недели спустя были очень осторожны в атаках на Виллер-Бокаж. Английское продвижение на Виллер-Бокаж и Кан было остановлено смелой атакой Виттмана. Главным достижением Виттмана в этом бою является то, что ему противостояли английские элитные танковые гвардейцы — знаменитые «Пустынные Крысы» («Desert Rats»). Результаты столкновения с Виттманом оказались для них плачевными. 22 июня 1944 года, после успешной операции у Виллер-Бокаж, Виттман получил «Мечи» к своему Рыцарскому Кресту с Дубовыми Листьями, после представления лично командиром LSSAH, обергрупенфюрером СС и панцергенералом Waffen SS Йозефом Дитрихом. Церемония состоялась 25 июня 1944 года, и Гитлер лично прикрепил мечи на форму Виттмана. После этого Виттман стал самым заслуженным германским танкистом Второй Мировой Войны.

«Своими решительными действиями против врага далеко за пределами своих позиций, действуя в одиночку, по собственной инициативе, проявляя огромную личную храбрость, он на своём танке уничтожил большую часть бронемашин британской 22-й бронетанковой бригады и спас фронт 1-го танкового корпуса СС от угрожавшей ему неминуемой опасности».
Обергруппенфюрер СС Йозеф Дитрих
(Из представления к награждению Виттмана Мечами к Рыцарскому Кресту)


В это же время он также получил звание гауптштурмфюрера СС. Виттману была предложена должность инструктора в тренировочной школе, но он отказался и, 6 июля 1944 года, вернулся на фронт, в Нормандию, где принял участие в битве за Кан (3-10 июня). Весь июль Виттман воевал под Каном. В это же время он получил новый Тигр за номером 007. В начале августа Виттман вместе со своим подразделением sSSPzAbt 101 был переведён в район города Синтео (Cintheaux). В это время немцы пытались вновь захватить Кан, который был полностью разрушен, в связи с непрекращающимися боями. 8 августа 1944 года началась новая битва у Синтео. Это было последнее сражение Виттмана. В 12:55 (согласно рапорту гауптшарфюрера СС Hoflinger’а (Тигр №213, который находился сзади справа от Тигра Виттмана)) в поле рядом с дорогой Кан-Синтео Тигр Виттмана был уничтожен и весь его экипаж погиб. После сражения останки Виттмана и его экипажа были похоронены без всяких опознавательных знаков рядом с тем, что осталось от их Тигра. До 1983 года уничтожение Тигра Виттмана было тайной даже для его сослуживцев по sSSPzAbt 101. Многие источники утверждали, что Тигр Виттмана был уничтожен танками Файерфлай из засады, но слишком много воинских частей приписывают эту заслугу себе, включая 1-ю польскую бронедивизию, 4-ю канадскую бронедивизию (канадские Шерманы, предположительно, окружили Тигр Виттмана и разнесли его на куски) или 33-ю английскую отдельную бронебригаду. В мемуарах бывшего служащего Mr. F.R из состава sSSPzAbt 101, указывается, что официальная версия на тот момент гласила, что Тигр Виттмана был уничтожен авиабомбой. В доказательство этой версии были представлены две фотографии Тигра без башни с лежащим на корпусе орудийным стволом. На поверку оказалось, что на обеих фотографиях изображён Тигр унтерштурмфюрера СС Альфреда Гюнтера (Alfred Gunther), который действительно был уничтожен в результате попадания авиабомбы недалеко от местечка Эвреси (Evrecy). Кроме того, нашлись и такие подразделения союзников, которые приписывали уничтожение Тигра Виттмана себе, хотя в тот момент эти подразделения даже близко не находились к месту сражения.

Обе основные версии гибели Тигра Виттмана были опровергнуты в 1945 г. Serge’м Varin’ом, который нашёл остатки Тигра № 007. Варин заинтересовался этим танком, так как его башня была сорвана и лежала в стороне от корпуса. Варин обследовал Тигр Виттмана и нашёл, что в ходе боя он не получил никаких пробоин. Единственным повреждением была большая дыра в задней части корпуса, рядом с двигателем. В ходе дальнейшего обследования Варин заключил, что повреждение было нанесено с воздуха. Ракета ударила в заднюю стенку корпуса (толщина брони — 25 мм.), пробила воздухозаборники и взорвалась. Это стало причиной взрыва в отсеке двигателя и в боевом отделении, где сдетонировал боезапас. Взрыв сдетонировавших снарядов уничтожил экипаж и сорвал башню. Тигр Виттмана был уничтожен ракетой, запущенной со штурмовика Королевских Воздушных Сил — Hawker «Typhoon» MkIB. «Тайфуны» были вооружены ракетами HE (High-explosive) и наносили большие потери германским танкам в ходе боёв в Нормандии (к примеру, 8 августа 1944 года «Тайфуны» уничтожили 135 германских танков, среди которых был и Тигр № 007 Виттмана). Михаэль Виттман и его экипаж погибли 8 августа 1944 года в местечке Гаумеснил (Gaumesnil) недалеко от Синтео (Cintheaux). В 1983 году неотмеченное захоронение экипажа Тигра № 007 было найдено в ходе строительства дороги и эксгумировано. По записям карточки дантиста были идентифицированы останки Михаэля Виттмана и его водителя Генриха Реймерса (Henrich Reimers). После этого Виттман и его экипаж были официально перезахоронены на немецком военном кладбище «De La Cambe» в Нормандии (Франция). Кладбище находится по адресу Национальная Дорога 13 (Rue Nationale 13) между городами Isigny-sur-Mer и Bayeux. Михаэль Виттман похоронен в квадрате №47, ряд №3, могила №120 (кладбище «De La Cambe»). Последнее местонахождение Тигра Виттмана и причины его гибели на сегодня полностью подтверждены.


На 8 августа 1944 года экипаж Тигра № 007 из 2-ой роты 101-го тяжёлого танкового батальона СС в составе LSSAH составляли:

Штурманн СС Rudolf «Rudi» Hirschel (радист) 03.01.1924 — 08.08.1944 (20 лет)
Унтершарфюрер СС Henrich Reimers (водитель) 11.05.1924 — 08.08.1944 (20 лет)
Унтершарфюрер СС Karl Wagner (наводчик) 31.05.1920 — 08.08.1944 (24 года)
Штурманн СС Gunther Weber (заряжающий) 21.12.1924 — 08.08.1944 (20 лет)
Гауптштурмфюрер СС Michael Wittmann (командир) 22.04.1914 — 08.08.1944 (30 лет)

Виттман закончил свою карьеру как командир 2-ой роты 101-го тяжёлого танкового батальона СС (из состава 1-ой танковой дивизии СС «LSSAH»). Гауптштурмфюрер СС Михаэль Виттман признан самым выдающимся танковым асом Второй Мировой Войны. Его друзья говорили, что он был очень спокойным человеком, даже в сложной боевой обстановке, и он имел шестое чувство, помогавшее ему знать, где и как уничтожить противника. Виттман имел прекрасно сработанный экипаж, который интуитивно мог прогнозировать его следующий приказ. Начальство высоко ценило и восхищалось Виттманом, отдавая дань уважения его заслугам. Виттман стал настоящим героем, который самоотверженно воевал за Родину. Он сделал долг смыслом своей жизни, что и позволяет нам сейчас говорить о Михаэле Виттмане как о величайшем танкисте Второй мировой войны.

Tags: , ,