Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Die Spanische Grippe - In Wahrheit ein weltweiter Impfschaden


Кто понимает по немецки тому стоит прислушаться о чём говорит человек. Испанка, болезнь легионеров, т.е. солдат которые были все поголовно массово привиты против вируса и после этого массово же заболели. Болезнь в основном поражала молодых мужчин от 20 до 40 лет, призывного возраста.
Интересен пример Филипин, тогда под контролем США, привито было всё население в результате 60% филипинцев вымерли от испанки


https://www.ralf-kollinger.de/wp/wp-content/uploads/2014/01/Impfen-Spanische-Grippe-Eine-Jahrhundertl%C3%BCge.pdf

Шесть стадий болезни по Аюрведе

Прародительницей медицины является древняя наука Аюрведа. Ее возраст - более 12000 лет. В переводе с санскрита Аюрведа означает "наука о жизни". Древние арии хорошо знали о том, что кроме физического мира есть еще и энерго- информационное поле Земли. И если загрязнение атмосферы Земля еще как-то терпит, то энерго-информационное поле Земли уже перенасыщено отрицательной, негативной информацией.

Руководитель Центра Аюрведической и Тибетской медицины Игорь Ветров провел много лет в Индии, изучая законы, основы принципов Аюрведы. Он говорит, что исходя из этих законов, однозначно можно утверждать, что все наши негативные мысли и эмоции, такие как зависть, гнев, похоть, чрезмерное планирование, жадность, чувство вины, желание подавлять и контролировать, гордыня, непрощение и другие человеческие пороки разрушают не только нас самих, они нарушают систему гармонии нашей Вселенной.

Когда такой психологический стереотип возник у человека один раз, случайно, то его полевая структура довольно быстро восстанавливается, его психика нормализуется. Но если одни и те же эмоции и мысли повторяются часто и становятся привычными, то возникает стереотип поведения, психологический стереотип. И эти так называемые психогены будут передаваться не только по нашему роду, но мы их будем нести с собой из одной жизни в другую.

На Востоке понятие болезни отличается от западного. Древние арии считали, что существует шесть стадий зарождения и развития большинства болезней. Первая стадия - кармическая. Это болезни, принесенные из наших прошлых жизней, то есть уже с рождения в нашем тонком теле содержатся эти так называемые психогены. К этому добавляется еще и то, что дети с момента рождения сканируют информацию своих родителей на уровне энерго- информационного поля, и так это расходится по цепочке. И если в древности человек, заметив у себя такой психологический стереотип, шел к врачу и просил вылечить, то сейчас, обратившись к врачу с просьбой вылечить от жадности, например, скорее всего, врач пошлет пациента к другому специалисту...

Collapse )



http://www.yoga-gazeta.ru/article1219.htm

"Мы вдесятером насиловали немецкую двенадцатилетнюю девочку.

Оригинал взят у prom1 в "Мы вдесятером насиловали немецкую двенадцатилетнюю девочку.
http://de-facto.cc/%d0%bc%d1%8b-%d0%b2%d0%b4%d0%b5%d1%81%d1%8f%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%be%d0%bc-%d0%bd%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d0%b8-%d0%bd%d0%b5%d0%bc%d0%b5%d1%86%d0%ba%d1%83%d1%8e-%d0%b4%d0%b2/ "Мы вдесятером насиловали немецкую двенадцатилетнюю девочку. Боялись только, чтобы наши медсестры не узнали – стыдно". Из запрещенной книги Алексиевич ~ De-Facto

Как в Германии за ТРИ дня сделали то, на что в России 15 лет не хватило.

Оригинал взят у hueviebin1 в Как в Германии за ТРИ дня сделали то, на что в России 15 лет не хватило.
На мой взгляд эта история являет собой блестящую иллюстрацию, способную наглядно продемонстрировать в полном объеме ширину пропасти между страной победившего социализма, и страной загнивающего капитализма. Итак, сейчас вы узнаете что такое действительно европейские ценности, а что такое духовность. Страна победившая фашизм, отправившая первого человека в космос, и самое важное - проведшая олимпиаду, за 15 лет не смогла сделать того, что в Германии было сделано всего за три дня!

Collapse )

Россия вводит запреты на профессию за "реабилитацию нацизма"

Российские парламентарии подготовили законопроект, вносящий поправки в Трудовой кодекс РФ, который запретит лицам, осуждённым за реабилитацию нацизма работать в детских садах, школах и вузах. В настоящее время к педагогической деятельности не допускаются те, кто был осуждён по ряду статей УК РФ: преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, против общественной нравственности и безопасности и некоторым другим. По мнению депутатов, люди, симпатизирующие фашистам, тоже не должны иметь возможность работать с детьми.

Депутат от фракции ЛДПР Александр Старовойтов подготовил проект поправок в Трудовой кодекс РФ. Изменения должны будут коснуться статьи 331 «Право на занятие педагогической деятельностью» и статьи 351.1 «Ограничения на занятие трудовой деятельностью в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних». Парламентарий предлагает запретить работать в детских садах, школах и вузах лицам, осуждённым за реабилитацию нацизма, пишет газета «Известия».

Collapse )

Здравоохранение на оккупированной территории

Originally posted by kamerad_791 at Здравоохранение на оккупированной территории
В структуру городских и районных управ в обязательном порядке входили отделы здравоохранения, иногда в структуру отделов здравоохранения входили ветеринарные подотделы. Первоначально в их функции входили сохранность больничных зданий, медицинского оборудования, учет кадров медицинских работников. С первой половины 1942 г., после перехода войны и оккупации в долговременную фазу, началось восстановление лечебно-профилактических учреждений по довоенному принципу. Эта задача была возложена на соответствующие органы местного самоуправления, в частности входящие в их структуру отделы здравоохранения. Однако это наталкивалось на значительные затруднения по той причине, что медицинский персонал был в большинстве эвакуирован, на оккупированной территории осталось незначительное количество врачей и средних медработников, в большинстве случаев были вывезены оборудование и медикаменты. Так, из 2627 рабочих и служащих по Почепскому району Орловской области зарегистрированы 1 врач, 14 фельдшеров, 6 акушеров, 2 медсестры, по Понуровскому району — 5 врачей, 12 фельдшеров, а также 6 ветеринарных фельдшеров, распределенных по трем ветучасткам. По Торопецкому району Калининской области на 36 624 человека населения, зарегистрированных на начало 1942 г., приходились 3 врача, 2 медсестры, 1 фельдшер. Даже на территории Локотского автономного округа, отличавшегося более отлаженной инфраструктурой, работали 51 врач и 179 мед сестер. То есть один специалист с высшим медицинским образованием приходился более чем на 11 тысяч человек населения округа.

Преодолеть кадровый дефицит не удалось в течение всего периода оккупации. Так, в докладе «Об итогах развития партизанского движения, борьбы партизан с немецкими оккупантами и положении в оккупированных районах Калининской области» от 1 августа 1943 г. констатировалось отсутствие должного количества врачебного персонала. В частности, в каждой больнице работало 2–3 врача. По штату же на одну больницу или амбулаторию было положено не менее 4 врачей (хирург, терапевт, гинеколог, стоматолог), 8 медсестер, 1 аптекарь. Подобное положение складывалось на других территориях. Так, штат считавшейся одной из образцовых Навлинской районной больницы (Локотской округ) на март 1943 г. включал 2 врачей и 6 медсестер.

Интересно, что при столь ощутимой нехватке медицинских работников врачи, в отличие от других гражданских коллаборационистов, имели в ряде случаев неоправданно короткий рабочий день. Так, приказ № 87 от 16 июня 1943 г. Клинцовского окружного управления устанавливал для врачебного персонала следующую продолжительность рабочего дня: для врачей больниц, врачебных медучастков и лабораторий — 6 часов, для врачей поликлиник и амбулаторий — 5 часов, для врачей, оказывающих помощь на дому, — 7 часов. При таком положении неудивительно, что в последние месяцы оккупации того или иного района немало беженцев пыталось выдать себя за врачей, желая устроиться на работу в медицинские учреждения. Отсутствие на руках дипломов эти лица объясняли их утратой в условиях эвакуации. В связи с этим в пределах округов создавались комиссии, в задачи которых входила проверка квалификации лиц, заявлявших себя медицинскими специалистами. Комиссия могла дать разрешение заниматься врачебной или иной медицинской деятельностью. Иногда медицинские работники, не соответствующие занимаемым должностям, по всей видимости, ввиду отсутствия специального образования, допускались к работе по разрешениям горуправ, при этом исполняли свои обязанности только под контролем врачебного персонала.

Медицинская помощь была платной. Согласно действовавшему в тыловых районах группы армий «Центр» «Постановлению о введении платы за медицинскую помощь, оказываемую врачами», в сельской местности взималось 5 рублей за однократное посещение врача, оказание помощи фельдшером стоило 3 рубля. Плата за стационарное лечение составляла 20 рублей в сутки, сюда же входило питание. Однако при этом отделами здравоохранения часто констатировалось неудовлетворительное питание больных. Правомерно предположить, что связано это со снабжением больниц по остаточному принципу. Любопытна в этом отношении переписка бургомистра города Торопец и Торопецкого района Калининской области Николаева с немецкой комендатурой. Так, в одном из писем бургомистр просит коменданта отпустить для питания больных льняное масло и какие-либо продукты, так как у больницы нет ничего, кроме ржаной муки. В другом обращении на имя заведующего отделом снабжения немецких воинских частей бургомистр Николаев пишет: «На снабжении Горуправления состоят больница и столовая для беженцев. Они получали ранее мясные отходы от убоя скота на бойне при военном городке. Несколько дней уже мясных отходов не получаем. Горуправление в критическом положении, будет вынуждено закрыть столовую и прекратить прием больных на излечение в больницу».

В ряде тыловых районов группы армий «Север» не было единой системы оплаты. Так, в Кудеверьском районе Калининской области прием у врача стоил 3 рубля, у фельдшера — 2 рубля. В иных районах плата за прием у врача достигала 10 рублей, вызов врача на дом колебался от 20 до 30 рублей, стационарное лечение обходилось в 20 рублей за один койко-день, сюда не входила плата за медикаменты и питание — больные питались своими продуктами, пользовались своим постельным бельем, плата за комиссию составляла 15 рублей. Плата за медицинскую помощь вносилась в то волостное управление, при котором служил врач или на территории которого находилось медицинское учреждение. Получив плату, волуправление выписывало крестьянину лечебный листок, который представлялся врачу или фельдшеру. Лечебный листок был действителен 3 месяца и лишь для лечения какой-либо одной болезни. Если по истечении этого срока болезнь продолжалась или пациент заболевал другой болезнью, следовало оформить новый лечебный листок. Врач или фельдшер в обязательном порядке вносили в лечебный листок, помимо сведений о больном, данные о характере и продолжительности болезни. Лечебные листки являлись документами строгой отчетности, в конце каждого месяца они собирались и возвращались в соответствующее волуправление. Оказание медицинской помощи без лечебного листка наказывалось штрафом до 100 рублей. Исключение составляли случаи оказания экстренной медицинской помощи, например при травмах. В этом случае лечебный листок выписывался и представлялся после прохождения курса лечения. Медикаменты, как для амбулаторных, так и для стационарных больных, отпускались за дополнительную плату. Один порошок стоил 1 рубль, микстура несложная — 8 рублей, микстура сложная — 12 рублей, растирки и примочки — 12 рублей. По свидетельству жительницы Брасовского района Орловской области Т.Н. Гришаевой, цены, установленные в Сусловской волостной больнице, не были обременительны для сельчан, имели скорее символическое значение. В то же время ряд медицинских услуг был труднодоступен для трудящихся, не имевших доходов от приусадебного хозяйства и живших только на зарплату. Интересное заявление подала на имя инспектора в отдел просвещения Брянской горуправы учительница школы № 2: «Я занимаюсь с первым классом. При обучении детей письму и чтению выделение звуков имеет очень серьезное значение. У меня же, благодаря отсутствию переднего зуба, звуки при выделении их получаются неправильными, что плохо отражается на деле. Прошу Вашего ходатайства перед германскими властями, чтобы мне вставили передний зуб».

Полностью от платы за медицинскую помощь, в том числе за медикаменты, освобождались бойцы и командиры РОА, служащие органов местного самоуправления, работники полиции. Лечебные листки выписывались бесплатно также лицам, признанным соответствующим волостным старшиной неимущими, а также находящимся на социальном обеспечении. На территории Калининской области при несчастных случаях на производстве оплата лечения по ходатайству руководителя соответствующего предприятия могла быть отнесена на счет управы, в непосредственном подчинении которой находилось данное предприятие. Однако данная система оплаты лечения касалась, очевидно, лишь работников муниципальных предприятий. На территории некоторых округов Центральной России по указанию начальников окружных отделов здравоохранения районные бургомистры могли освободить от оплаты лечения малоимущих.

Ввиду резкого сокращения числа медицинских учреждений медпомощь в период оккупации была доступна далеко не каждому. Так, в партизанском донесении в Калининский обком ВКП(б), составленном в августе 1943 г., в качестве примера приводится Себежский район, в котором до войны действовало 7 больниц, 17 фельдшерско-акушерских пунктов, 4 роддома. На протяжении оккупации работали лишь больница стационарного типа и амбулатория в городе Себеж. Согласно той же докладной записке, 91 % населения района был лишен возможности получения медпомощи ввиду того, что поездка в город населения, проживающего в деревнях далее 5–7 км от райцентра, влекла опасность ареста по подозрению в связях с партизанами. Это же косвенно подтверждается относительно небольшим количеством больных, принимаемых ежедневно. Так, по Торопецкому району Калининской области, согласно сохранившимся данным, в течение ноября 1941 г. районной больницей принималось от 12 до 15 человек ежедневно, врачебной амбулаторией — 19–35 человек.

Подобное ограничение свободы передвижения сохранялось повсеместно. Кроме того, запрещался выход медработников за пределы райцентров. Вместе с тем горуправы в некоторых случаях пытались разрешить данную проблему, подавая в комендатуры ходатайства о разрешении медработникам круглосуточного хождения по городу для оказания помощи больным. Однако подобные просьбы, как правило, не удовлетворялись.

Обычным было положение, когда в пределах района работал один стационар и один-два фельдшерско-акушерских пункта. Лишь некоторые районы составляли исключение, пополнившись за период оккупации врачебным персоналом. Так, в Торопецком районе Калининской области в течение первых трех месяцев оккупации, к концу 1941 г., помимо районной больницы, открылось шесть сельских медпунктов, причем двумя из них заведовали врачи с высшим образованием, одним — медсестра, тремя — фельдшеры. Врачебный персонал района на начало оккупации (сентябрь 1941 г.) составлял три врача, однако в течение нескольких месяцев вырос до семи врачей, включив дополнительно санитарного врача при горуправе, врача-стоматолога и двух врачей общего профиля, назначенных заведующими сельскими медпунктами.

Хранить у себя какие-либо медикаменты, не выписанные врачом, равно как и оказывать медицинскую помощь лицам, не работающим по медицинским специальностям, запрещалось. К виновным принимались репрессивные меры, вплоть до расстрела. Правомерно предположить, что введение лечебных листков, строгий учет медикаментов, в том числе запрет их хранения и произвольного использования, ограничение свободы передвижения медработников служили не только дополнительным средством учета трудоспособного населения, предупреждения симуляции, а также помогали борьбе с партизанским движением, исключая оказание помощи раненым и больным партизанам.

Местами система здравоохранения страдала от действий партизан, рассматривавших работу лечебных учреждений как сотрудничество с оккупантами. Так, согласно отчету бургомистра Мглинского района Клинцовского округа Летяго на окружном совещании бургомистров 16 ноября 1942 г., из трех больниц района партизанами было разгромлено две, спасшийся медперсонал был трудоустроен в сохранившейся больнице Мглина. Помимо сокращения численности лечебных учреждений одной из основных проблем здравоохранения периода оккупации был недостаток медикаментов. Больницы и амбулатории получали лекарственные препараты из немецких госпиталей в ограниченном количестве. Ввиду этого больному выдавалось на руки, например, не более шести порошков. В тех местностях, где влияние германских властей было ограничено, например на территории Локотского округа, больницы и амбулатории использовали довоенные запасы медикаментов, часто с истекшим сроком годности. Ввиду этого медицинские учреждения повсеместно пытались компенсировать нехватку медикаментов более широким применением отваров и настоев из лечебных трав. К их сбору привлекались школьники. В школах Брянска за качественный сбор лекарственных трав школьники, что удивительно, получали вознаграждение не только деньгами, но и водкой и табаком.

Подобные ограничения в смысле получения медицинской помощи и недостатки сферы здравоохранения порой приводили к большой смертности. В частности, согласно сохранившимся данным по трем оккупированным районам Калининской области, по Погорельскому району за период с 11 октября 1941 г. по 6 августа 1942 г. от болезней умерло 239 человек, по Тургиновскому району в течение 2,5 месяца оккупации — 72 человека, по Емельяновскому району за 68 дней оккупации — 85 человек. Из инфекционных заболеваний наиболее часто проявлялся сыпной тиф, как следствие антисанитарии и недостаточного питания населения. Ввиду недостатка медикаментов основным средством борьбы с тифом было установление карантина.

Финансирование деятельности медицинских учреждений осуществлялось за счет бюджетов волостных, районных (уездных) и городских управ. С этой целью население облагалось двумя видами налогов: денежным и натуральным (продуктовым). Последний шел на обеспечение питания больных в стационарах. Интересно, что в ряде районов расходы органов местного самоуправления на здравоохранение были самыми низкими. Так, сохранившийся бюджет Торопецкого района на первый квартал 1942 г. составил 1686 тысяч рублей, содержал шесть статей расходов. Из этой суммы на нужды здравоохранения выделялось всего 24 600 рублей, тогда как на другие отрасли — в десятки раз больше: лесное хозяйство — 823 тысячи рублей, финансовое управление — 385 500 рублей, школы и культурные заведения — 234 300 рублей, общее управление — 126 700 рублей, строительство дорог — 91 400 рублей.

Помимо лечебной работы на отделы здравоохранения возлагалось проведение санитарно-профилактических мероприятий. К ним относилось плановое обследование отдельных групп населения на предмет выявления болезней и проверки профпригодности, проведение различных инструктажей. В частности, в феврале 1943 г. было проведено медицинское обследование школ № 1, № 2, № 3 Брянска, врачом проведен инструктаж классных санитаров, прочитана лекция о личной гигиене. В период отправки населения РСФСР на работу в Германию врач и-коллаборационисты проводили первичные обследования состояния здоровья отъезжающих. Хотя в архивных фондах отсутствуют исчерпывающие сведения об этом роде деятельности вставших на путь коллаборации медиков, она, по свидетельству лиц, переживших оккупацию, имела место.

Вывоз трудоспособного населения на работу в Германию также не обходился без участия врачей-коллаборационистов, проводивших первичное медицинское обследование кандидатов на отправку в рейх.