Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Авторитарный дух демократии

https://gallago.livejournal.com/820496.html


«Исторически свобода была состоянием, достигнутым некоторыми людьми ценой немалых усилий. Она поддерживалась благодаря деятельной защите и гарантировалась завоеванными привилегиями. Из нее пытались сделать право, предоставляемое всем; полагали, что можно гарантировать это право общими нормативными актами.
Можно путем разумной организации институтов обеспечить каждому реальную гарантию от произвола Власти. Но нет таких институтов, которые позволили бы заставить каждого участвовать в осуществлении Власти, потому что Власть есть повелевание, а все повелевать не могут. Поэтому суверенитет народа — это всего лишь фикция, и притом фикция, в конечном счете губительная для личных свобод.
Власть неизменно стремилась сделать свою волю неприкасаемой, поставить свой интерес превыше всех прочих интересов. Но при монархическом строе ей это не вполне удавалось, несмотря на поступательное движение абсолютизма. Демократическая Власть вооружена значительно лучше. Ее персонифицированная предшественница зримо пребывала не только над народом, но и вне народа. Сама же она выдает себя за тождественную народу и, однако, по природе вещей возвышается над ним.
Королевскую волю знали как волю коронованного лица, его фаворита, его министра: она была человеческой и частной, наравне с другими волями. Воля демократической Власти объявляет себя общей. Она подавляет каждого индивидуума всей совокупностью индивидуумов, которую она представляет, и ущемляет всякий частный интерес во имя воплощенного в ней общего интереса.
Демократическая фикция придает правящим авторитет Целого.
Такая персонификация целого — великое новшество в западном мире. Идея была заимствована из греческого мира. Но граждане античного полиса, замкнутые в его стенах, воспитанные по одному образцу, качественно не различавшиеся по своему социальному положению, были гораздо ближе к тому, чтобы составлять реальное целое, чем многообразный по происхождению, лишенный общих традиций, диверсифицированный соответственно выполняемым функциям народ крупного государства.
Это целое не является фактом, сколько бы ни старались разрушить все традиции все существующие образования частного характера. Оно не более как фикция, которую насаждают тем ревностнее, что через нее обосновывают правомочия Власти.

Всякая Власть по необходимости борется с центробежными тенденциями. Но поведение демократической Власти обнаруживает примечательные особенности. Она считает своей миссией освобождение человека от пут, наложенных на него прежней Властью, утвердившейся, прямо или косвенно, в результате завоевания.
Таким образом, декларированная "Власть Народа" связана с народом очень слабо, соединена с ним только пуповиной всеобщих выборов; на самом деле это лишь "Власть над народом". Но Власть тем большая, что она ссылается именно на эту связь.
Демократический строй, как утверждают, обеспечивает неизменное представление Властью общего интереса. Из этого постулата вытекает следствие: общему интересу не может противостоять никакой законный интерес. Власть, коль скоро она воплощает общую волю и общий интерес, не может терпеть в обществе никакого политического образования, которое воплощало бы более частные воли и интересы; что она обладает монополией, правом оставаться в одиночестве. Любое меньшинство она подавляет всей тяжестью большинства — ссылаясь на остальных граждан. Она заявляет, что служит им, но будет поочередно угнетать их таким же способом.
Демократическая Власть не признает в обществе никакой другой власти и действует, повинуясь, или делая вид, будто повинуется, "общей воле".
Всякая власть составляет объект уловляющих маневров, тем более необходимых, чем менее она ограничена, и тем более эффективных, чем шире ее социальная основа. Если правит король, интересы могут обольстить его только одним способом: после медленного поиска подступных путей побудив ходатайствовать кого-нибудь из наиболее приближенных к нему придворных. Если у кормила стоит аристократия, интересы должны использовать семейные отношения и светские связи. Таким образом Власть можно умилостивить или привлечь на свою сторону.
Но это ничто в сравнении с тем, как интересы могут воздействовать на демократическую Власть. В демократиях властью наделяет мнение большого числа людей.
Теперь Власть — всего только ставка в игре, она теряет всякую устойчивость и утрачивает всякое уважение. Нрав ее обладателей становится все хуже и хуже, и наконец во Дворце Повелевания поселяется хозяин, не позволяющий выгнать его оттуда: это тиран.

В будущих выборах усматривают теперь не средство пополнить собрание новыми талантами, а средство усилить или ослабить ту или иную группу. Неуважение к избирателю и принижение избранного, поначалу отмечаемые лишь в отдельных случаях, постепенно войдут в систему. Интересы и амбиции создадут союзы, для которых собрание будет просто носителем Власти, а народ — неким субъектом, комплектующим собрание.
Слабо освещен тот факт, что политическая машина демократов готова была оказывать материальную и моральную поддержку не в порядке благотворительности, а на условиях товарищества. Для инженеров и техников [политической] машины предусмотрены солидные вознаграждения. Длительная успешная служба в конце концов приносит им соответствующую их значению административную должность. Тут им позволены некоторые злоупотребления, не вызывающие больших скандалов.
Родоначальники демократии считали, что избирательная кампания — это время воспитывать народ подробным изложением противоположных взглядов. Особое значение они придавали публичности парламентских дебатов: отчеты о них, позволяющие гражданину следить за работой правительства, разовьют в нем способность суждения. Если участие невежественной массы в верховной власти имеет свои отрицательные стороны, они будут компенсированы постепенным исцелением от невежества благодаря дискуссиям, в которые придется вникать любому избирателю. Это самый благородный аргумент в пользу демократии.
Но современные политики, люди дальновидные, сообразили, что формировать ум избирателей — значит и открывать его для аргументов их противников и, стало быть, это ненужный труд.
Если большинство населения не слишком часто упражняет мыслительную способность, то эмоции испытывают все. Поэтому воздействовать надо на эмоции. Вызывать к себе доверие и симпатию, вселять надежду, а против конкурента возбуждать негодование, ненависть, гнев — вот секрет успеха.
Никто не стремится пробудить гражданское сознание в тех, кто его еще не обрел; наоборот, его стараются притупить в тех, кто им обладает.
Чтобы подавить любопытство, которое может вызвать незаурядный оратор с противной стороны, чтобы отбить желание знакомиться с различными аргументами, чтобы вытравить естественное расположение человека к своему ближнему, играют на чувстве преданности. Изменничество — читать газету врага, ходить на его собрания, если только не затем, чтобы перекричать его, а потом опровергнуть по заданному шаблону.

Когда наконец одна из партий обнаруживает больше порядка в своей организации, больше искусства в пропаганде, излагает свою доктрину в еще более простых и, значит, еще более ложных понятиях, превосходит противников в брани, в грубости и в лукавстве — тогда, схватив вожделенную добычу, она уже не выпускает ее из рук. Устанавливается тоталитаризм.
Граждане принимают эту тиранию и слишком поздно начинают ее ненавидеть. Свободы больше нет.
Сколько авторов, столько и определений демократии. Неразбериха эта объясняется соединением в одном слове противоречащих понятий. Это, с одной стороны, понятия свободы и законности, с другой стороны — понятие абсолютного суверенитета народа.
Не замечая того, что в реальной жизни демократий эти два принципа борются друг с другом, и веруя в неуклонный прогресс демократии — измеряемый последовательными победами народного суверенитета, — удивляются, что развитие демократического общества в конце концов приводит к деспотизму — режиму, изгоняющему свободу и законность.»

Бертран де Жувенель — «Власть. Естественная история ее возрастания.»

Антон Кузнецов, “Про ‘ужасы’ немецкой оккупации”

Вся грязная большевистская агитка о намерениях немцев превратить русское население в рабов и скотов базируется не на реальных фактах и документах, а на 2-3 устных даже не распоряжениях, а замечаниях Гитлера, о существовании которых мы узнаем из такого “авторитетного” источника, как состряпанная после войны халтура под названием “Застольные разговоры Гитлера”. Так в одной из бесед Фюрер якобы сказал такие слова: “Если русские, украинцы, киргизы и прочие научатся читать и писать, нам это только повредит… Гораздо лучше установить в каждой деревне репродуктор и таким образом сообщать людям новости и развлекать их, чем предоставлять им возможность самостоятельно усваивать политические, научные и другие знания” (Запись от 11.04.1942).

Поверить в то, что Гитлер мог сказать такую чушь, абсолютно невозможно, хотя бы потому, что это высказывание полностью противоречит той образовательной политике, которую Третий Рейх проводил на оккупированных советских территориях. Репродукторное “образование” действительно существовало, но опять же не у Гитлера, а у Сталина, который в каждом городском доме и на каждой деревенской улице установил “тарелку”, откуда на головы людей изливалась совковая “культура” и откуда они только и могли получать новости, “политические, научные и другие знания”.

Всем любителям россказней про “ужасы” немецкой оккупации неплохо бы вспомнить о таком факте, как существование в советских анкетах специального пункта с вопросом: “Не были ли Вы или Ваши родственники в период Великой Отечественной войны на временно оккупированных территориях?”. Этот пункт продержался в анкетах до самого конца Совка; автор этих строк лично его заполнял в 1987 году при поступлении в институт. Чем же так были страшны эти люди, побывавшие на “временно оккупированных территориях”? Ещё понятны вопросы совковой анкеты о том, “не были ли вы или Ваши родственники в плену?” или “нет ли у Вас родственников заграницей?”, – таким путем большевицкая власть хотела обезопасить себя от потенциальных “предателей” и “изменников Родины”. Но бывшие под оккупацией, чем они-то опасны? Ведь, насмотревшись на “ужасы” оккупации, они, казалось бы, должны были после этого всей душой прилепиться к “родной” советской власти, освободившей их от этих “ужасов”.

Если, кто ещё не догадался, то мы ему поможем с ответом. Да тем-то и были они опасны, что все эти оккупационные “ужасы” не шли ни в какое сравнение с тем поистине инфернальным ужасом, который нес с собой дьявольский жидо-большевизм. Эти люди узнали правду и стали её носителями, а Правда – это смертельно опасная вещь для Совка, который стоял и стоит исключительно на Лжи. Поэтому таких людей надо было постоянно держать под контролем, и при попытке их высказать правду – изымать и ликвидировать...

Лотроп Стоддард - «Французская революция в Сан Доминго» (1914)

https://vk.com/wall-127556509_213


Гаитянская революция - это кровавое восстание чернокожих во французской колонии Сан Доминго, вспыхнувшее в ответ на Великую Французскую революцию и принявшее радикальный анти-белый характер, с полным истреблением белого населения острова в ходе Гаитянской резни 1804 года. Это событие, которое предано забвению на современном политкорректном Западе, о котором не снимают фильмы в духе «Джанго Освобождённого» и не преподают лекции в университетах либеральные профессора. Причины и истоки гаитянской революции 1791-1803 годов, а также её далеко идущие последствия исследовал американский учёный-расолог, журналист и политический теоретик Лотроп Стоддард в своей первой книге, вышедшей в 1914 году, в год начала самоистребительной войны белых народов в Европе. Книга эта, отсутствующая в русском переводе, стоит того, чтобы получить о ней хотя бы общие сведения, а заодно получить представление о ходе и событиях жестокой гаитянской революции.

Стоддард начинает с того, что напоминает - гаитянская революция, возможно, это первый тотальный конфликт в нашу эпоху между сторонниками расового мировоззрения, намеренными твёрдо стоять на точке зрения белого превосходства и лидерства, сохраняя свою идентичность и между сторонниками равенства рас, порочной и разрушительной идеи, приводящей в итоге приводит к трагическим последствиям для белых, которые в количественном отношении являются меньшинством в сравнении с представителями цветных и темнокожих народов. «История гаитянской революции начинается с 1789 года на острове с белым населением, составляющим порядка сорока тысяч человек, находящихся на самой вершине материального достатка и обладающих сложной социальной организацией, ревниво охраняющих своё положение и расовую идентичность при наличии большого сословия полукровок, чьей единственной связью с белыми колонистами была постоянная эксплуатация полумиллионной армии завезённых из Африки рабов. История заканчивается спустя 16 лет с полным уничтожением остатков белого населения, подчинением прослойки полукровок-мулатов их новым чернокожим хозяевам и уничтожением экономического процветания острова».
События, развернувшиеся на острове, после того, как полукровки-рабовладельцы потребовали себе равноправия с белыми, могут быть поняты только с учётом конкуренции трёх основных категорий жителей острова: белых колонистов, мулатов и темнокожих рабов. Первые выступления мулатов были быстро подавлены белыми, занимавшими привилегированное положение в 1791 году, а предводитель и зачинщик первой стадии революции мулат-рабовладелец Венсан Онже был схвачен и казнён. Стоддард подробно анализирует ситуацию, которая привела к возмущению и выступлению мулатов, которые чувствовали себя обиженными и обделёнными по сравнению с этническими французами, даже не смотря на то, что часто они владели поместьями с тысячами рабов. До революции, колония процветала:

«В 1789 году колония в Сан-Доминго достигла благополучия, не превзойденного в истории европейских колоний. Большая часть её территории была покрыта огромными плантациями, которые снабжали половину Европы сахаром, кофейными зёрнами и хлопком. И степень этого благосостояния увеличивалась не по дням, а по часам. С 1786 года плантаторы удвоили выпуск продукции, а из французской метрополии на остров шли непрерывные потоки инвестиций, из одного лишь Бордо сотни миллионов франков, причём прибыль от них была даже больше, чем ожидалось».

Но французское управление было не совсем идеальным. Оно основывалось на «Pacte Coloniale», который имел пять принципов:
(1) колонии должны направлять свою продукцию только в метрополию; (2) колонии должны покупать товары только из метрополии; (3) колония не должна производить своих промышленных товаров; (4) метрополия обязывается покупать тропические товары только в своей колонии; (5) торговля метрополии с колонией должна вестись только за счёт торгового флота метрополии.

К этому следует добавить, что процветавшее на этом острове рабство с достаточно жестокой эксплуатацией рабов бросало тень на благополучие жителей острова (к которым, естественно, относились белые люди, а также частично их темнокожие отпрыски-метисы). По словам Стоддарда, «страх являлся основой этого общества. Раб боялся своего господина, но и господин также боялся раба», поэтому американский учёный делает вывод, что широкое распространение рабства было ошибкой и его преждевременная отмена могла бы предотвратить конфликт. Тем не менее, кровь пролилась и когда восстание мулатов было подавлено, своё восстание подняли 500 тысяч африканских рабов, которые восставали по всему острову. В скором времени было убито 2 тысячи белых и разрушено 280 плантаций. Белым больше уже не удалось восстановить контроль, поскольку в свой Франции к тому времени началась смута и восставшие отбили все попытки навести на острове порядок, притом, что темнокожие уничтожали белых наравне с мулатами, «оливковыми», которых презирали и ненавидели.

1 января 1804 года было провозглашено создание нового государства — республики Гаити; восточная часть острова вернулась под испанский контроль. В только что провозглашённой республике, где пришли к власти вчерашние рабы, немедленно началась резня белого населения (1804 Haiti massacre). Подробности этой резни вызывают отвращение и по сей день - мужчин убили сразу, детей и женщин немного погодя, женщин изнасиловали перед убийством и пощадили лишь тех, кто согласился выйти замуж за своих чёрных хозяев. Стоддард свидетельствует: «ненависть к противникам была такова, что многих из них просто разрывали зубами». В плен мулатов, противившихся чёрным рабам и белых брали только для того, чтобы потом их убить.

Одним из известных участников резни был Жан Зомби, убивший белого на ступеньках президентского дворца и тем самым положивший начало последующим рассказам о зомби. Этот «рассвет мертвецов» случился для белых с начала февраля по 22 апреля 1804 года и белое население острова оказалось почти полностью «зачищено», пощадили только польских солдат, дезертировавших из французской армии, докторов и горстку немецких колонистов, да кому-то удалось спастись на британских парусниках. Согласно конституции 1805 года, распоряжаться имуществом на Гаити могли только чернокожие. Мечта восставших избавиться от белых эксплуататоров
исполнилась, но, как ни странно, они стали жить от этого не лучше, а хуже, после исхода белых Black Power чёрнокожих расистов обернулось неслыханной коррупцией, отсталостью и нищетой. Книга доктора Стоддарда предупреждает читателей о том, что подобные столкновения и даже геноцид белых людей, который имел место на спокойном карибском острове в начале 19 века, вполне может стать только прелюдией к тому, что грозит «белым европейцам», если процесс смешения с цветными народами и культурами зайдёт в европейских странах слишком далеко, что и происходит сегодня.

Также на эту тему

https://vk.com/wall-47041459_249611

https://vk.com/wall-47041459_249625

Павший герой


Который день самая мощная держава планеты прощается с одним из лучших своих сынов. Так не хоронят даже

президентов. Золотой гроб, сотни тысяч скорбящих и рыдающих, тысячи коленопреклоненных идиотов просят прощения у чёрного населения некоторых штатов. Мэр Миниаполиса, уцепившись руками за гроб (чтоб не упасть от горя) с телом достойнейшего из достойных граждан Америки, льёт крокодильи слёзы и сопли. Рыдания его прерываются криками "Проооостииии", иииии....... опять продолжаются по нарастающей. Захлебываясь слюной, рыдает бывшая жена убиенного, правда, последний раз она видела его 6 лет назад, когда он бросил её с трёхмесячной дочкой. Денег на дочь за эти годы он не послал бывшей жене ни разу, но несчастная вдова уже неделю кричит о том, что осталась без кормильца, а посему сердобольные американцы собрали ей с миру по нитке 20000000 долларов, и деньги продолжают поступать. Масачусетский университет учредил стипендию имени Джорджа Флойда. Умел ли сей учёный муж хотя бы читать, мы не знаем, скорее всего - нет. В тюрьмах этому не учат. Если события будут разворачиваться подобными темпами, то, не ровен час, Нобелевскую премию переименуют во Флойдовскую.
Великий Флойд сидел за грабежи, за распространение наркотиков, за вооружённые разбои (в последний раз, держа своей клешней за горло беременную женщину и приставив дуло пистолета к её животу, он требовал денег).......... после пошёл на сделку со следствием, сдал всех своих подельников, чем на несколько лет сократил себе срок заключения. При вскрытии его тела, в крови обнаружили наркотики. Вот таков национальный герой Америки 21-ого века. Не уберегли мы свой луч света. Но остались последователи. Дело Флойда живёт и разрастается. Массовые грабежи и насилия, в знак уважения и скорби по Джорджу, захлестнули демократические штаты США. Разнесены в хлам красивейшие районы разных городов, включая Нью Йорк и Лос Анджелес. Убиты 89 полицейских. Страшно изнасилована 17-ти летняя девочка, сожжены сотни полицейских, и не только, машин, обгажены и заблеваны улицы, площади, аллеи парков, свернуты шеи лебедей, живущих сыто и вольготно в каждом городском пруду..........(до встречи с Флойдовцами).........
Кандидат в Президенты Соединённых штатов Джо Байден с тяжёлой формой старческой деменции, сегодня тоже пал на колени, встать сам, правда, не смог, понадобилась помощь, но сотни тысяч почитателей "святого Флойда" это не смутило. Они будут голосовать на выборах за это ископаемое, чего, собственно, демократы и добиваются, не гнушаясь ничем. На колени?! Не вопрос - на колени!!!! Мордой в дерьмо?!...... С нашим превеликим удовольствием!!!!! Всё, что прикажете, "Флойды"!!


Маразм крепчает: Комментатор «Кингз» уволился после обвинений в расизме

«Сакраменто» заявил об увольнении многолетнего штатного комментатора клуба Гранта Нейпира, которого бывшие игроки команды обвинили в расизме.

«Грант Нейпир подал в отставку. Мы благодарим его за его вклад в команду и желаем всего наилучшего», – говорится в заявлении клуба.

«Хочу поблагодарить болельщиков за их огромную любовь и поддержку. Всегда буду оставаться частью нации «Кингз» в своем сердце», – приводятся слова Нейпира.

Радио станция Sports 1140 KHTK также объявила, что расстается с Нейпиром.

В понедельник 60-летний Нейпир был отправлен в административный отпуск из-за комментариев, которые он сделал относительно движения «Жизнь чернокожего имеет значение» и смерти Джорджа Флойда.

Отвечая на вопрос экс-игрока «Сакраменто» Демаркуса Казинса по поводу лозунга «Жизнь чернокожего имеет значение», Нейпир написал, что «жизнь каждого человека имеет значение». Бывший игрок Мэтт Барнс назвал Нейпира «скрытым расистом».

Признаться я до недавнего времени считал что в США дело с общественным разумом, свободой слова и мнений состоят лучше чем у нас. По разным причинам я так считал, ну во первых основывался на Америке 20-30 летней давности когда будучи молодым много читал об этой стране, во вторых они всё таки победители и им незачем держать свой народ на коротком поводке. Последние события напрочь изменили моё мнение об этой стране.

Что делать и кто виноват?

https://twitter.com/thehill/status/1268575874485551104?fbclid=IwAR1lX1NIwBLEfZr4BgvPcyHLyIra4iIBvFdTgNoa-3ygBhniPcA3TX2CBag

https://www.facebook.com/watch/?v=691359814991226


Мы, немцы вообще какие могли бы сделать выводы из происходящего в нынешние дни в США? еслибы у нас был коллективный разум то вывод напросился бы сам собой - не может быть мира в мультикультурном,многорассовом и многонациональном обществе это сейчас по моему более чем очсевидно, и примером тому может быть не только США но и страны бывшего СССР откуда мы сюда приехали.
Исходя из всего этого нам, если бы у нас был коллективный разум, стало бы совершенно ясно что послевоенная миграционная политика ФРГ это целенаправленное преступление против собственного народа. Нам бы стало ясно что Меркель и её слуги стоят на своих постах нам на погибель и это только дело не большого совсем времени когда нас всех поставят перед кем нибудь на колени. Вовсе не фигурально и символично а довольно грубо и прямолинейно.

И какой главный вывод напрашивается сам собой? конечно - пора просыпаться, мы уже 75 лет на коленях, пора вставать, может быть кому нибудь в такой позе и удобно, но не всем, эта поза не решит а усугубит наши и без того зашедшие в тупик проблемы. Лучше встать сегодня, завтра будет уже поздно.