Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Юлиус Эвола. Восстание против современного мира.

Касты, кроме определения социальных групп, определяли функции и типичный образ жизни и действия. Соответствие фундаментальных естественных возможностей отдельного индивида какой-либо из этих функций определяло его принадлежность к соответствующей касте. Таким образом, в обязанностях по отношению к своей касте (от каждой касты традиционно требовалось исполнять определенные обязанности) индивид был способен опознать нормальное выражение – так же, как и развитие и освящение – своей собственной природы в общем порядке, установленном «сверху». Именно поэтому кастовая система развилась и применялась в традиционном мире как естественный, приемлемый институт, основанный на том, что все считали очевидным, а не на насилии, подавлении или, говоря по-современному, «социальной несправедливости». Признавая собственную природу, традиционный человек знал свое место, функцию и правильное отношение к нижестоящим и вышестоящим.

Юлиус Эвола "Фашизм: критика справа"

"Национал-социализм мужественно искал новые горизонты; к сожалению, этим поискам не хватало правильных ориентиров и их продвижение затруднялось отсутствием подлинных знаний. Сложно сказать, как развивалась бы ситуация в дальнейшем, если бы Третьему Рейху была дарована более продолжительная и спокойная жизнь, и решением этих вопросов занялись бы более сведущие, не связанные примитивными германо-расистскими предубеждениями люди. Хотя для многих указанные поиски стали поводом для обвинения нацизма в «язычестве», с нашей точки зрения дискуссия по поводу отдельных аспектов христианской и католической концепции сакрального, христианского мировоззрения и морали в принципе вполне допустима. При определённых условиях она даже могла бы принести плодотворные результаты. Однако, чтобы эта дискуссия сохраняла высокий уровень, протест против претензий христианства на монополию в духовной жизни должен опираться на признание сакрального и трансцендентного характера нехристианского и дохристианского наследия. В ином случае существует опасность, что нехристианское мировоззрение окажется «языческим» именно в том отрицательном смысле, в котором использовала это понятие христианская апологетика, восхваляя новую веру. Идеи, вдохновившие определенные круги на создание «германской религии» или «веры», имели очевидно натуралистическую и пантеистическую основу, что ставило её на довольно низкий духовный уровень".

Александр Дугин | Рене Генон, Свидетель верный и истинный.

Прогресс — чистая иллюзия. Он затрагивает только сферу материи, дух же неукоснительно деградирует. То, что наши современники выдают за достижения, на самом деле постыдные пороки — отказ от религии как от предрассудка, аморализм как преодоление комплексов, презрение к прошлому как чванливое невежество, эфемерность моды как абсолютизация тщеты, глупость, возведенная в норму, развитие средств информации сопровождается тем, что информация настолько мельчает, что и передавать-то ее незачем. Реальность утекает сквозь пальцы, становится призрачной... Аристократические идеалы заменены низкопробными вкусами толп, рынок и развлечения, социальный конформизм и интеллектуальная анархия... Аррогантная тупость и кичливое ничтожество. Современный мир по Генону достоин лишь презрения и отвращения. Причем не в каком-то частном аспекте, а весь целиком.

У этого ада есть, однако, географический центр, штаб вырождения, заговор “последних людей” по строительству планетарного ада. Рене Генон, будучи коренным французом и воспитанный в нормах европейской цивилизации, не колеблется назвать главного агента кризиса. Это — Запад. Вот — центр зла, источник разложения, вирус упадка. Запад и смерть — синонимы. Запад хвастливо видит себя как вершину цивилизации, презирая за отсталость другие страны и народы. Генон показывает, что все наоборот. Запад — предел падения, его ценности насквозь ложны, его ментальность ущербна и неполноценна, его цивилизация упадочна, порочна и бесперспективна...

Это не произвол и не историческая случайность, говорит Генон. Просто солнце заходит на Западе. И солнце Духа опускается там же в подземные регионы вечных сумерек. Колонны Геракла в самой западной точке средиземноморья отмечали собой для древних западный край земли. Nec plus ultra — дальше некуда. “Дальше некуда”, глядя на современный Запад утверждает Рене Генон, самый беспощадный критик современного мира. Хуже некуда.

Аристократическая мораль.Ален де Бенуа

Аристократическая мораль, отмеченная печатью чести, характеризуется одним главным и постоянным критерием: способностью действовать вразрез со своими интересами. Это в корне отличает ее от либеральной теории, согласно которой человек, главным образом определимый как экономический агент, постоянно преследует свои собственные интересы. Но не будем впадать в аскетизм и отвлекаться от окружающей действительности: нормальное общество не может состоять исключительно из героев, да и нужно ли, чтобы примером служили именно герои, а не… кто-нибудь еще. Сомбар определяет героя как человека, находящегося в постоянном поиске того, что он мог бы привнести в жизнь, чем он мог бы обогатить ее, в отличие от «буржуа», который постоянно пытается извлечь что-то из жизни для обогащения собственного существования. Исследование героических актов и событий показывает, что человека заставляют жить или умирать одни и те же причины, и в этом смысле нормальным представляется то, что в эпоху, в которой не за что умирать, невозможно найти и смысла жизни. На более общем уровне: допустим, что каждому праву должна соответствовать определенная обязанность. У всех людей есть права, значит, у них есть и обязанности. А если у них должны быть равные права, то и обязанности должны быть равными. Здесь возникает вопрос: каких обязанностей мы вправе требовать от любого человека и на какие права любой человек может рассчитывать. Данный принцип «работает» в двух направлениях: действительно, тот, кто исполняет много обязанностей, может иметь больше прав, но мы не можем навязать больше обязанностей тому, у кого прав меньше. Право без обязанности быстро обретает статус привилегии (в современном смысле слова), а это уже считается несправедливым и запускает (причем законно) всем известный «революционный» процесс.

Что такое экзистенциальный кризис, или почему не все любят выходные

«Теории и практики» продолжают объяснять смысл часто употребляемых выражений, которые зачастую используются в разговорной речи в неправильном значении. В этом выпуске — что такое воскресный невроз, как важно чувствовать свою индивидуальность и почему нет судьбы кроме той, что мы творим сами.

«Экзистенциальный кризис» — типичная first world problem: у разумного существа, освобожденного от необходимости постоянно решать самые насущные вопросы выживания, появляется достаточно времени на то, чтобы задуматься о смысле собственной жизни, а зачастую и прийти к неутешительным выводам. Но перед тем, как диагностировать у себя экзистенциальный кризис, стоит узнать побольше о философии экзистенциализма и выросшей из нее экзистенциальной психологии.

Экзистенциализм оказал огромное влияние на культуру ХХ века, но, что примечательно, никогда не существовал в чистом виде как отдельное философское направление. Практически никто из философов, которых мы сейчас относим к экзистенциалистам, не обозначал свою принадлежность этому течению — исключение составляет лишь французский философ и писатель Жан-Поль Сартр, однозначно проявивший свою позицию в докладе «Экзистенциализм — это гуманизм». И тем не менее к экзистенциалистам причисляют Мориса Мерло-Понти, Альбера Камю, Хосе Ортегу-и-Гассета, Ролана Барта, Карла Ясперса, Мартина Хайдеггера. В интеллектуальных поисках этих мыслителей было нечто общее — все они уделяли особенное внимание уникальности человеческого бытия. Само название «экзистенциализм» произошло от латинского слова existentia — «существование». Впрочем, под «экзистенцией» философы-экзистенциалисты имеют в виду не просто существование как таковое, а индивидуальное переживание этого существования конкретной личностью.

Человек хочет верить в то, что его жизнь важна, и в то же время, глядя на свое бытие как бы со стороны, он вдруг понимает, что человеческое существование не имеет ни заданного предназначения, ни объективного смысла

Это понятие впервые ввел предтеча экзистенциалистов, датский философ XIX века Серен Кьеркегор, определив его как осознание внутреннего бытия человека в мире. Человек может обрести «экзистенцию» через осознанный выбор, переходя от «неподлинного», созерцательно-чувственного и ориентированного на внешний мир существования к постижению самого себя и собственной неповторимости.

Но осознать себя как «экзистенцию» человеку удается далеко не всегда — его слишком отвлекают повседневные заботы, сиюминутные удовольствия и прочие внешние факторы. Как считал один из экзистенциалистов, Карл Ясперс, это знание приходит к нему в особой, «пограничной» ситуации — такой, как угроза его жизни, страдание, борьба, беззащитность перед волей случая, глубокое чувство вины. Например, экзистенциальные поиски Гамлета — «быть или не быть?» — были спровоцированы смертью его отца.

И если в такой критический момент человека начинают терзать вопросы о смысле собственного существования, на которые он не может дать удовлетворительного ответа, у него возникает экзистенциальный кризис. Человек хочет верить в то, что его жизнь имеет ценность, и в то же время, глядя на свое бытие как бы со стороны, он вдруг понимает, что человеческое существование не имеет ни заданного предназначения, ни объективного смысла. Такое открытие может вызвать глубокую депрессию или повлечь за собой радикальные изменения в жизни.

Collapse )

Björn Höcke bricht ZDF-Interview ab und droht



Среди сегодняшних философов мне более всего симпатичен Михаил Веллер, он за подобный троллинг зарядил журналюшке стаканом. Хёкке человек нордического типа имеет стальное самообладание и всего лишь прекратил интервью.
Хотя, поступок Веллера мне больше ьнравится