Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

Падение в сексуальную порочность в Веймаре.

Оригинал взят у reich_erwacht в Падение в сексуальную порочность в Веймаре.
Британский историк сэр Arthur Bryant описывает толпы детских проституток за дверями больших Берлинских отелей и ресторанов. Он добавляет: "Большинство из них - ночных клубов и притонов греха - были во владении и под управлением евреев. И именно евреев мы видим после многих лет неизменными промоутерами этой торговли. [13]

Прибыв в Берлин в период гиперинфляции (1923), Клаус Манн - сын великого немецкого писателя Томаса Манна - вспоминает о том, как он прошёл мимо группы этих dominatrices:

"некоторые из них выглядели как свирепые амазонки, подпираемые высокими сапогами из зелёной, блестящей кожи. Одна из них покачивала изящной тросточкой и бросила на меня хитрый взгляд. "Добрый вечер, мадам" - сказал я. Она прошептала мне на ухо: "Хочешь стать моим рабом? это стоит лишь шесть миллиардов и сигарету".[14]

10-летние дети показывали трюки на железнодорожном вокзале. Группе 14-летних русских девочек, беженкам с бойни сталинского красного коммунистического террора, удалось устроить для себя прибыльную жизнь в Берлине как доминатриксам. Маленькие девочки были доступны для секса не только в борделях и аптеках, но и могли быть заказаны по телефону и доставлены клиенту на такси, как блюда на вынос. Особенно пикантными были тандемы дочка-мать, предлагающие свои услуги одному клиенту одновременно.

Мэл Гордон пишет: "Один французский журналист, Jean Galtier-Boissière, описывал с нездоровыми порнографическими деталями, ползучий ужас ощущений от пальцев девятилетней девочки, но уже весьма умелой, поглаживающей его между ног, в то время как мать со сломанными зубами покрывала его лицо горячими поцелуями взасос". [15]

В "Чувственной панике: Эротический мир Веймарского Берлина" Мэла Гордона мы попадаем депрессивную убогую среду, аналогичную подземному миру канализационных крыс: мир, получивший своё существование в основном благодаря немецкому креативному классу. Без денег и влияния креативного класса такой мир никогда не обрёл бы существование. Там не было ничего для немцев, что могло бы вырвать их из этой искусственно созданного парника эротомании и сексуальных отклонений, в которой они обнаружили себя пойманными.

Существовало не менее 17 разных типов проституток в этом созданном креативщиками бордельном мире: восемь уличных типов и девять домашний, каждый со своей специализацией и жаргонной терминологией.

Уличные проститутки:

(1) Kontroll Girls ( Подконтрольные девочки): легальные проститутки, проверенные на венерические заболевания.

(2) Half-Silks (Полу-шёлковые): подрабатывающие взрослые с дневной работой клерков, секретарей и продавщиц, работающие по вечерам и выходным.

(3) Grasshoppers (Саранча): бродяги, оказывающие сексуальные услуги в тёмных аллеях.

(4) Nuttes (Шлюхи): девочки-подростки, работающие за "карманные деньги" после школы без ведома родителей.

(5) Boot-girls: доминатриксы в блестящих лакированных сапогах, предлагающие клиентам всё, что им вздумается.

(6) Tauentzien girls (Тандемные девочки): тандемы из дочек и матерей, предлагающих услуги мужчинам, желающим секса на троих.

(7) Münzis (Монетчицы): Женщины на поздних сроках беременности (очень дорогостоящие, так как предлагали очень специфичную эротику).

(8) Gravelstones (Могильные плиты): Отвратительные ведьмы с отсутствующими конечностями, горбатые, лилипутки и женщины с различными деформациями. [16]

Домашние проститутки:

(1) Chontes: еврейские проститутки низкого уровня, в основном польского происхождения, зазывающие клиентов в основном на железнодорожных станциях.

(2) Fohses: (Французский жаргонизм для “vaginas”): элегантные женщины, которые осторожно рекламирвались в газетах и журналах как частные массажистки и маникюрщицы.

(3) Demi-castors (“Полу-бобрихи”): Молодые женщины из хороших семей, работающие в домах высшего класса поздним вечером.

(4) Table-ladies (Столовые леди): Вызывающе красивые женщины для эскорта, которые прилагались к забронированным столикам в элитных ночных клубах. Клиенты должны были быть баснословно богаты для того, чтобы обеспечить высокоуровневое общение с этими девочками экстра-класса, привыкшим к икре и шампанскому, и которые затем развуалируют своё обаяние в удовольствиях в роскошно меблированных номерах.

(5) Dominas: Одетые в кожу женщины, атлетические амазонки, специализирующиеся в порке и эротических унижениях. Они обычно обитали в лейсбийских ночных клубах, выполняя в том числе и мужские функции.

(6) Minettes (Французское “женщины-кошки”): Эксклюзивные девочки по вызову, предлагающие сцены садо-мазо фантазий, с ползанием у ног, связыванием и принудительным трансвестизмом. Они работали в отелях высшего класса.

7) Race-horses (Скаковые лошади): Мазохистские проститутки, позволяющие бичевать себя в "классах" и "склепах", обычно оснащённые инструментом для истязаний. За клиентами тщательно следили, чтобы они не заходили слишком далеко.

(8) ‘Medicine’: Детские проститутки (12-16 лет), названные так потому, что предписывались как "лекарства" в аптеках. Всё, что требовалось от клиента - это сказать аптекарю, сколько лет он страдает от своей болезни (напр. 12), без упоминания её названия и указать цвет пилюль (напр. красный), которые он предпочитает. Затем его провожали в кабинку, где его "лекарство" ждало его (12-летняя рыжеволосая девочка).

(9) Telephone-girls (часто называемые “девственницами”): дорогие детские проститутки (от 12 до 17), заказываемые по телефону как блюда на вынос; нимфетки доставлялись на лимузине или такси.[17]

Луиджи Барзини. в своих социальных мемеурах "Европейцы" описывает сатурналии в Tingel-Tangels или мерзких борделях помешанного не сексе берлина 1920-х, Золотого Века немецкого "креативного класса":

"Я видел сутенёров, предлагающих всё всем: маленьких мальчиков, маленьких девочек, здоровых молодых мужчин, сластолюбивых женщин, животных. Дошло до того, что можно было получить самца гуся, шею которого можно было перерезать в самый экстатический момент, что обеспечивало вам наиболее восхитительный трепет - позволяло наслаждаться содомией, зоофилией, гомосексуализмом, некрофилией и садизмом одним махом. Также и гастрономией, если вы захотите его впоследствии съесть.[18]

В октябре 1923-го, когда 1 доллар стоил 4,2 миллиарда марок и за шесть пачек банкнот едва можно было купить краюху хлеба, известно, что "самый восхитительный минет в Берлине никогда не обходился американскому туристу дороже 30 центов"[19].

"Ночная жизнь Берлина, мой мир, этот мир никогда не видел ничего подобного" - с горечью отмечает Томас Манн - "Мы привыкли иметь первоклассную армию. Сейчас у нас первоклассные извращенцы".[20]

Немецкий автор Эрих Кастнер, описывая Веймарский Берлин, топографически отмечает душевную болезнь, которая теперь овладела некогда гордым городом: "На востоке - преступность, в центре господствуют мошенники, на севере - нищета, на западе - разврат и везде - упадок".[21]

Немецкий еврейский автор Стефан Цвейг который мог многое сказать о гомосексуальности, отмечает, что даже в античном Риме, где сорок из пятидесяти императоров были гомосексуалистами степень пьяного разврата и публичного бесстыдства была менее шокирующей, чем в Веймарском Берлине:

"Бары, парки развлечений, дешёвые ночные клубы растут, как грибы. По всей Kurfürstendamm неторопливо прогуливаются нарумяненные мужчины и не все они профессионалы; каждый студент хочет заработать денег и в полумраке баров можно видеть правительственных чиновников и финансистов, нежно поглаживающих безо всякого стеснения пьяных матросов. Даже Рим Светония не знал таких оргий, как бал извращенцев в Берлине, где сотни мужчин, наряженных женщинами, танцевали под благосклонными взглядами полиции. В крушении всех ценностей было какое-то безумие. Юные девочки хвастались своей распущенностью; достичь шестнадцати лет и быть под подозрением в девственности было постыдно". [22]

[13] Sir Arthur Bryant, Unfinished Victory (1940), pp. 144-145

[14] Mel Gordon, Voluptuous Panic: The Erotic World of Weimar Berlin, p.39

[15] Mel Gordon, Ibid., p.43

[16] Mel Gordon, in an email to this author (1 March 2013).

[17] Mel Gordon, Ibid., pp.28-32

[18] Цитировано из: Stephen Lemons, Paradise regained: Weimar Berlin’s depraved, sin-filled nights tantalize the imagination anew in Mel Gordon’s “Voluptuous Panic”.

[19] Stephen Lemons, Ibid. Если 30 центов за минет составляло для американских туристов в Германии некоторую сумму, то цена сегодняшних аналогичных услуг в Молдове составляет 20 (!) центов. Мы узнали это из книги, изданной в Израиле: (In Foreign Parts: Trafficking in Women in Israel, by Ilana Hammerman. Am Oved. 199pp). Цитата из неё:

"Местная цена за сексуальные услуги на ж/д вокзале Кишинёва составляет 0,7 шекеля за минет" (Источник: “Land of Filth and Honey” (Страна грязи и мёда), by Eli Shai, Jerusalem Post, November 5, 2004). 0.70 новых израильских шекеля составляют 20 центов. Естественно, что Молдова - беднейшая европейская страна, стала меккой для секс-туристов из Страны Обетованной, особенно для педофилов. На ж/д вокзале Кишинёва выстраиваются худые дети, начиная с 7 лет с пустыми глазами, предлагая свои услуги приезжающим туристам.

[20] Klaus Mann, The Turning Point (1942), quote.

[21] Erich Kästner, quoted in “Institute for the study of western civilization: the twentieth century. Lecture 9: Weimar Culture.”

[22] Quoted in Columbia University Press review of Weimar Cinema: An Essential Guide to Classic Films of the Era, edited by Noah Isenberg

Макаревич предложил Педичке Лимонову сделать ему минет

Андрей Макаревич посвятил писателю Эдуарду Лимонову письмо, в котором предложил ему сделать минет.

Открытое послание опубликовано на портале «Сноб». Музыкант, вернувшийся недавно с концерта на Украине,  получил «минуту славы». Негатив, обрушившийся на певца, был связан с тем, что Макаревич пел в городах, которые недавно подверглись боевым действиям.

Сам же исполнитель объяснил, что выступал для детей-беженцев. Однако потом добавил в интервью журналистам, что на самом деле поддерживает политику Киева и не собирается признавать Крым российским регионом.

За такую позицию Макаревича жестко раскритиковали коллеги и депутаты. Последние даже предложили отобрать у музыканта все грамоты и награды, полученные от государства. Только так можно наказать певца за пропаганду антироссийских ценностей, заявили законотворцы.

Статью Макаревичу посвятил и писатель Эдуард Лимонов. Лимонов заявил, что исполнителя надо наказать и назвал музыканта старым дурнем с гитарой. В публикации Лимонов написал, что не любит авторскую песню и считает, что как бы Макаревич не позиционировал себя, он «выступил в оккупированном городе, как русский артист». И его украинцы восприняли именно так.

Статью Андрей Макаревич назвал ложью и сказал, что Лимонов ему просто завидует, так гитарист более известен, чем писатель.


Статья Макаревича в "Снобе"